Среда, 17.01.2018, 09:57
Главная Регистрация RSS
Приветствую Вас, Гость
Меню сайта
Наш опрос
В какой отрасли бы Вы создали свой бизнес в РСО-Алания?
Всего ответов: 176
Статистика

Онлайн всего: 3
Гостей: 3
Пользователей: 0
Главная » 2013 » Сентябрь » 18 » Дади-Юрт
12:17
Дади-Юрт
Герман Садулаев о символах и реальности

Иногда кажется, что руководство Чеченской Республики намеренно провоцирует граждан России. Совсем недавно было объявлено о строительстве в Грозном немыслимой по масштабу и бюджету «Башни», и это на фоне не стихающего недовольства, выраженного лозунгом «Хватит кормить Кавказ!». Потом лично Рамзан Кадыров едва не заставил организаторов конкурса «Россия 10» признать досрочную победу его мечети, сломав об колено робкие попытки вывести в лидеры Коломенский Кремль. А 16 сентября в Чеченской Республике открыли мемориальный комплекс «Дади-Юрт», посвящённый чеченским женщинам, героически сражавшимся с российской армией.

Но это не так. Это только кажется. В действительности, руководство Чечни не ставит себе цели злить или раздражать россиян. Просто так получается, нечаянно. Руководство Чечни выполняет свои задачи, весьма позитивные. Эти задачи таковы: объединить, консолидировать чеченский народ, мобилизовать его на государственное и экономическое строительство, сохранить и укрепить управление населением республики. Это непростые задачи, тем более, в существующих обстоятельствах.

Обстоятельства, напоминаю, таковы: в республике чрезвычайно низкий уровень развития производительной экономики, и, как следствие – высокая безработица и скудный уровень жизни. Производительная экономика в условиях рынка, тем более, глобального рынка, это не вопрос «трудолюбия» или даже «инвестиций». Никакое трудолюбие не поможет, и даже инвестиции бесполезны, если у субъекта экономики нет своей ниши. Если мы хотим экономического развития Чечни, то вопрос должен стоять так: каково место Чеченской Республики в региональном, федеральном и глобальном разделении труда? То есть, что бы такого делать населению Чечни, чтобы это было интересно, полезно и востребовано другими регионами страны или даже за рубежом? Туризм развивать? А серьёзные предложения есть?

Дело ведь не только в том, что перспективы «северокавказского туристического кластера» весьма сомнительны. Но и в том, что знакома уже эта формула, про «развивайте туризм». Так в современной мировой экономической системе говорят всем странам и регионам, когда отнимают у них любую настоящую, реальную, производительную экономику. Или не дают никуда войти со своими товарами. Греция? Развивайте туризм. Испания? Развивайте туризм. Египет, Турция? Развивайте туризм. Камбоджа? Вьетнам? Лаос? Развивайте туризм, наши маленькие жёлтые друзья.

В переводе с «макроэкономического» языка на общечеловеческий предложение «развивайте туризм» звучит нецензурно. В смысле, идите пешим маршрутом к эротической достопримечательности и запомните: ваших здесь не танцуют, вас здесь не стояло, вам здесь ничего не светит и не обломится, никогда. А настоящие хозяева жизни, такие как Германия, между тем, сохраняют и развивают у себя самые реальные и тяжёлые производства, вроде автомобилестроения, и туризму это нисколько не мешает. Если страна сильная, богатая, красивая, организованная, то туризм в ней тоже автоматически есть, и не надо его специально «развивать».

Случайно ли то, что Россия, определяя стратегию развития регионов Северного Кавказа, отвечая на вопросы о том, чем они должны заниматься, какую нишу занять, предлагает… развивать туризм? Теперь вы знаете что это значит на самом деле. Причём, я не думаю, что это какой-то заговор или злой умысел. Просто нет реальных перспектив, нет идей о том, как продуктивно занять Северный Кавказ, с его избыточным трудовым ресурсом, в федеральной и мировой экономике. И нет доверия.

Мы видим, что Москва с готовностью удовлетворяет все прихоти Грозного в области пафоса или, иначе говоря, «понтов». Хотите мечеть в символы России? Берите. Башню в честь папы? Пусть будет. Мемориалы, сериалы, астралы – да всё, что угодно. Кроме того, что действительно ценно. Когда Грозный попросил возвести «каскад гидроэлектростанций в Аргунском ущелье», он получил в ответ «нет». Нецелесообразно. И ведь не обязательно Грозный хотел просто разбазарить бюджет, продержаться ещё немного. Может, он действительно хотел ГЭСы, как свой, автономный источник энергии. Чтобы промышленность развивать. Потому что доступность энергии очень важна для перспектив производительной экономики.

Чеченское руководство понимает, что рано или поздно дотации прекратятся, а экономики у них в Чечне не существует. И останутся они со своими пустыми дворцами в которых даже лампочки не будут гореть. Или будут вынуждены исполнять все, буквально все условия Москвы, чтобы получить хоть какую-нибудь помощь. Это печальная перспектива. И Грозный действительно, искренне желает развить у себя экономику. Но у Москвы нет реального плана занятости для Чечни. Нет экономики – нет энергетики. Москва не станет вкладываться в стратегические объекты на территории Чечни. А мечеть в символы России? Да пожалуйста!

Плачевное состояние экономики Чечни – системная проблема, порождённая глобальной конкуренцией и «рыночными отношениями» на макроуровне. А в отсутствие реальной экономической ниши, даже «инвестиции», то есть, деньги, проще говоря, можно вбухивать только в невозвратные проекты: мечети, башни, спорткомплексы, и прочее. На время это снимает остроту ситуации, так как бюджеты проектов в процессе их освоения создают иллюзию экономической активности: как же, кто-то какой-то кирпич кладёт, по дорогам грузовики с цементом катаются, кого-то из местных даже нанимают на временную работу и иногда выплачивают зарплату. Но это, так сказать, симптоматическое лечение. Фервекс. Эффект заканчивается сразу после того, как объект построен и бюджет рассосался.

В этом главное отличие инвестиции в завод от «инвестиции» в культовое или культурное сооружение. Завод после постройки только начинает раскачивать экономику, востребуя трудовые, сырьевые, энергетические ресурсы. А условная «башня» после постройки экономически сразу схлопывается. Так что надо сразу начинать строить другую «башню», несмотря на то, что и первая осталась полупустой.

Тогда, казалось бы, вот простое решение: стройте заводы! Но это решение было простым только при советской плановой экономике. А мы живём, увы, при «рынке». Поэтому, решить «строим завод» мало. Какой завод? Что он будет производить? И, главное, куда он будет это продавать? Кто это купит? Капитализм давно, не первый век, порождает кризис перепроизводства почти что в каждой отрасли. И страны иногда даже воюют (!!!) чтобы было куда продать свой товар!

С кем должна воевать Чечня, чтобы открыть для себя рынки сбыта? Или, может, Россия должна начать с кем-то войну, чтобы открыть рынки сбыта для производственных предприятий Чеченской Республики? Выходит, проще пока что дотировать пустую экономику с «башнями» и «развивать туризм». А там посмотрим.

Такова логика России. Но при этом никто не освобождает чеченское руководство от выполнения поставленных Москвой политических задач! Каковы эти задачи? Мир и спокойствие в регионе, территориальная целостность страны, лояльность населения, подконтрольность элит, управляемость общественных процессов. Как добиться выполнения задач при фактическом отсутствии реальной экономики? Правильно, с помощью идеологии.

Чеченское руководство много лет занимается строительством чеченской нации. Консолидация осуществляется на основе конструирования «представления о себе». Конечно, это представление является мифом. Оно не соответствует исторической истине. Но это совершенно неважно. Главное, чтобы конструкт действовал на сплочение. На мобилизацию. И подчинение лидеру.

И в своей области чеченская власть добилась невероятных результатов. Чеченские идеологи не только «из лимона сделали лимонад», но обратили в победу даже самое очевидное поражение. Мало кто в России знает, как подаётся в современной Чеченской Республике история двух последних «чеченских войн», или «контр террористических операций». В «большой» России привыкли думать так: сначала чеченцы попробовали отделиться. Потом российская армия пыталась навести порядок. Но не получилось. И Россия ушла, проиграла. Но потом террористы из Чечни напали на Дагестан, российская армия начала новую операцию и довела её до конца, победив сепаратистов «Ичкерии» и восстановив российскую власть в Чечне.

Я думаю, всё было не совсем так. Военный конфликт был по содержанию гражданской войной чеченского народа, которая состоялась в процессе формирования чеченской государственности, и в которой приняли участие федеральные войска. Но моё мнение сейчас не важно. Если читателю будет интересно, он найдёт подробное изложение моей теории в книге «Прыжок волка». А важна сейчас официальная версия современных чеченских идеологов.

Готовы? Как там говорит Задорнов, «набрали воздуха в лёгкие»? Согласно официальной чеченской версии, это была война между Россией и «международным терроризмом». Международные террористы напали на Россию. И плохо было дело! Но храбрые, мужественные, героические чеченцы защитили Россию. Спасли от международных террористов. И от гибели. А возглавил чеченцев Первый Президент, и так далее.

Конечно, если кто-то очень дотошный, то он может узнать, что некоторые чеченцы воевали на стороне международных террористов. И даже некоторые из тех, кто потом спасал Россию. И что вообще-то некоторые чеченцы образовали сепаратистскую «Ичкерию», которая воевала с Россией и стала анклавом терроризма. Но это только дотошные. Мало таких. Большинство, как и всегда, удовлетворяется «кратким курсом истории», или даже одной фразой: чеченцы спасли Россию. Когда вы видите на улице российского города чеченского юношу лет двадцати, недавно приехавшего с родины, и немножко не понимаете, почему у него так странно блестят глаза, вспомните, он уверен: «чеченцы спасли Россию от международного терроризма». А теперь он воочию увидел ту прекрасную страну, которую заслонил от гибели его народ. Поэтому он так рад и горд. Ну и полагает, что имеет некоторое право на исключительное к себе отношение.

Это миф, но миф работает хорошо. Избавляет от комплекса поражения. От жажды реванша. И даже от неприязни к русским. Заменяя неприязнь дружеским отношением. Но снисходительно-дружеским.

Не так давно «чеченские историки» по указанию своего руководства начали исследовать тему чеченцев оборонявших Ленинград. Нашли сведения о том, что сто двадцать советских солдат из Чечни сражались и погибли на подступах к Ленинграду. В память об их подвиге 8 сентября 2012 года установили мемориальную доску на Пискарёвском кладбище. В официальном сообщении представителей чеченской администрации было, в числе прочего, сказано: «сегодня чеченцы подобно тому, как 71 год назад стояли на защите Ленинграда, стоят на защите южных рубежей Российской Федерации, останавливая врага ценой собственных жизней». Это версия-лайт основного конструкта, версия для россиян. Для самих чеченцев версия спасения России увесистей.

Что в этом плохого? Ровно ничего плохого. В этом есть только всё хорошее. И это правда. Совершенно не критикуя, я лишь хочу показать, как факты истории укладываются чеченскими идеологами в свои конструкты: при Бресте, при Ленинграде, при Грозном, чеченцы спасают Россию.

Может, плохо то, что чеченцы, особенно молодые, верят в свою миссию «спасителей России»? Да нет. Пусть верят. Это гораздо лучше, чем верить в свою функцию «врагов России». На самом деле, перед чеченскими идеологами стояла задача одолеть идеологический фантом «Россия враг чеченцев», который использовался и раздувался сепаратистами, да и исламистами, в генерализованной версии «Россия враг ислама». И они, чеченские идеологи, сделали это! Одолели! Правда, с помощью конструкта «чеченцы спасители России». Такая сладкая пилюлька, тешащая болезненное самолюбие.

В чём же проблема, и почему я пишу эту статью? Проблема в России. Россия переживает не то чтобы кризис, нет, кризиса нет, но сложный этап собственного национального бытия. Есть некоторые проблемы с самопрезентацией, с представлением о себе. С национальной идеей. С определением своего места в новой постсоветской реальности, которую наши соперники хотят сделать для нас постимперской, но не дождутся. Поэтому истошные крики из колыбельки маленького народца воспринимаются как угроза. Его потуги распеленаться, при этом не переставая требовать титьки, трактуются как враждебность, и так далее.

И ситуации случаются, действительно, неоднозначные. Как с этим Дади-Юртом сегодня. Селение было уничтожено в 1819 году генералом Ермоловым. Жители были наказаны за то, что совершали набеги и разбойничали. То есть, вели войну так, как они это понимали. При штурме чеченцы яростно сопротивлялись, причём даже женщины бросались на русских солдат с кинжалами. А будучи пленены и связаны, несколько горянок бросились в Терек, увлекая за собой солдат. Вот этому героизму и поставлен был памятник.

Как должна относиться к такому мемориалу русская общественность? С одной стороны, дела давно минувших дней. Мы ведь празднуем победы над монголо-татарами, перед своими татарами не стесняясь? И чеченский народ вполне имеет право почитать своих героических предков. И событие действительно трагическое.

С другой стороны, с точки зрения сегодняшнего дня, жители Дади-Юрта были сепаратисты, бандиты и шахидки-смертницы. И резали они не кого-то там, не «международных террористов», а прямо и непосредственно русских солдат и офицеров. Сопротивлялись российской армии. В советские времена эта дилемма разрешалась ссылкой на «царский режим». В советской историографии «свободолюбивые горцы боролись не с русскими, а с царской Россией, империей, захватчицей и тюрьмой народов».

Впрочем, даже советские историки в дальнейшем откорректировали свои позиции, признав, что вхождение Северного Кавказа в состав России было объективно благоприятно для горских народов. И не стоило так волноваться. И памятник Ермолову в Грозном советские власти восстановили и охраняли от местных вандалов до 1989 года. Чтобы был.

А как быть современной России? Если СССР мог формально «порвать» связь с царской Россией и «амнистировать» врагов царизма, то современная Россия считает себя наследницей и Российской Империи, и Советского Союза. Сложное положение.

Современные чеченские идеологи делают свою работу, шьют свой миф. История России, революции, смены режимов, их не интересуют. Сначала имперские русские были плохие, чеченцы с ними героически боролись. Потом русские большевики тоже были плохие, Сталин чеченцев выселил. Потом были ужасные русские демократы, они бомбили чеченцев. И только когда пришёл Путин, король-солнце, всё изменилось. Путин обуздал русских, а благодарные чеченцы спасли Россию. Всё, конец фильма.

В свете такой версии всемирной истории открытие памятника «Дади-Юрт» совершенно не противоречит нахождению в составе России, лояльности Путину и дружбе с русским народом.

Но мужики-то не знают!В смысле, русские мужики не знают, как оно всё было «на самом деле», поэтому им кажется, что чеченцы то ли лицемерят, то ли намеренно дразнятся. Нет, всё не так. В их парадигме всё закономерно, всё логично. В чеченской идеологии нет никаких проблем и нестыковок. Проблема только в русских. В российской идеологии. Вернее, в отсутствии таковой.

Россия – невероятно мощная страна. Крупнейшая по территории. С угрожающим военным потенциалом. С природными ресурсами. С образованным и энергичным населением множества национальностей, конфессий и культур. Да и экономика у нас не в самом убогом состоянии, иначе не ломились бы к нам миллионы гастарбайтеров из других стран. Но есть у нас одна брешь. Уровень нашей актуальной идеологии не соответствует масштабам государства. И это некрасиво, как непропорционально маленькая голова на огромном туловище.

Так получилось не случайно. У нас была мощная идеология – советская. Она соответствовала масштабу красной империи. Но когда ликвидировали СССР, то больше всего старались демонтировать именно идеологию. И не то чтобы вместо советской идеологии создавали другую, а никакой не создавали, потому что поверили в лживый морок либерального фундаментализма о том, что «никакой идеологии не нужно, нужно просто жить по естественным законам общества и экономики». Морок, потому что «естественные законы общества и экономики» – это и была идеология, только не наша, не российская, а вражеская, оккупационная. В результате мы остались без «верхнего этажа». И уже в девяностые бандит Вовчик Малой у Виктора Пелевина сетовал: где русская национальная идея? Даже у чеченцев она есть, а у русских нет.

Пока мало что изменилось. Чеченцы упорно создают свой мифологический конструкт, а русские проигрывают идеологическое состязание маленькому народу в своей собственной стране. Прошу заметить, я не говорю об идеологической войне. Никакой войны нет, Чечня субъект Российской Федерации, подчинена и интегрирована. Но состязание есть, как между частью и целым, как между родителем и ребёнком, учителем и учеником. Дружеский матч.

Дело осложняется тем, что русским недостаточно создать элементарный конструкт на уровне чеченского. Потому что русский мир на два порядка больше, чем чеченская реальность. Соответственно, нужна идеология более высокого уровня и универсальная. У нас есть в распоряжении несколько готовых идеологий, вроде этнического русского национализма, или государственно-чиновничьего патриотизма. Но они не работают. Потому что они слишком просты и примитивны для русского мира. Вовсе не выход создать идеологию такого же типа, как чеченская, только русскую, и вступить в клинч. Это тупик и несуразица.

Российская идеология должна быть величественной и всеобъемлющей. Духовной, божественной и стоящей над мелкими этническими дрязгами. Она должна быть такой, чтобы включать в себя яркие идеи и образы, как туча включает в себя сполохи молний, но быть не сводима ни к одной из идей, ни даже к их сумме.

Надо правильно понимать своё положение. Давайте на минутку отвлечёмся от мифов и вернёмся к исторической реальности. Что такое Россия? Огромная могущественная страна. Что такое Чечня? Маленький дотационный регион России. Каков был результат долгой войны на Кавказе при царском режиме? Россия победила и покорила все племена. Каковы были результаты противостояния горцев советской власти? Советская Россия репрессировала, выселила и привела к покорности горские народы. Каков был результат попыток Чечни отделиться от Российской Федерации и воевать с ней? Россия победила и восстановила свою власть. Сколько бы ни «боролись» с Россией, Россия всегда побеждала, побеждает и будет побеждать. Потому что Россия.

Кто такие чеченцы? Очень интересный, замечательный, самобытный небольшой народ, численностью около полутора миллионов, с традициями времён средневековья, иначе называемыми «пережитки прошлого», с культурой на уровне фольклора, объекта этнографических исследований, со сравнительно невысоким уровнем образования, неразвитой экономикой, с молодой национальной литературой, и так далее. Активный, амбициозный, это очень хорошо. В будущем, возможно, это принесёт плоды. Но если говорить о современности, ни чеченцы как национальная общность, ни отдельные представители чеченского этноса, не занимают командных высот нигде. Ни в политике, ни в экономике, ни в культуре. Сравните реальное влияние и положение других национальных меньшинств в России: например, грузин или евреев. С русскими даже сравнивать нечего.

Для иллюстрации, вот вам маленькое упражнение на память. Сколько чеченцев в списке богатейших людей России, согласно журналу Forbs? Сколько чеченцев занимают посты федеральных министров? Сколько вы можете вспомнить имеющих всероссийскую известность писателей чеченского происхождения? Режиссёров? Художников? Актёров? А ещё вопрос: знаете ли вы хотя бы одного мэра или губернатора в России за пределами Чечни, чеченской национальности? Как вы думаете, есть ли хотя бы какой-нибудь шанс у чеченца победить на каких-нибудь выборах в России? Кто-то скажет: значит, эти чеченцы неофициально влияют, через криминал, например. Конечно, есть чеченские преступники. Но если вы проконсультируетесь с криминологами, то узнаете, что и в теневой экономике, и в преступном мире на данный момент степень влияния этнических чеченцев весьма незначительна. Они уступают многим прочим национальным сообществам, и азербайджанцам, и цыганам. Так что «чеченцы» – это такой бренд, красная тряпка, раздражитель, а содержания за ним нет.

Кто такие русские? Одна из мировых супернаций. Русские соперничают за влияние в мире с американцами, европейцами и китайцами.

Неужели кто-то всерьёз полагает, что может быть какое-то соперничество, какая-то «схватка за ресурсы», какое-то «цивилизационное противостояние» между русскими и… чеченцами? Или хоть со всеми народами Северного Кавказа вместе взятыми? Абсурд.

Вот такое понимание и должно быть основой российской идеологии. И с такой платформы российские идеологи должны корректировать этнические мифо-конструкции младших народностей. Надо понимать, что в целом этнические идеологи работают на федеральный центр, выполняют свой круг задач, чтобы сохранить управление своими племенами. Но иногда они увлекаются, и тогда надо вернуть их к реальности. Я не то чтобы призываю периодически унижать и доминировать. Но иногда полезно обрезать самомнение, для пользы самого народца, чтобы не впал в ересь «национальной исключительности», «национального превосходства» и, как следствие, сепаратизма. Но без клинча, какой клинч? Клинч у нас может быть с Америкой. С Британией может быть идеологический спарринг. А гордым маленьким народностям достаточно отвесить ласковый идеологический подзатыльник и тут же утереть им сопли и слёзы, чтобы не очень расстраивались.

Недавно в Питере был футбольный матч, «Зенит» играл с «Тереком». Питерская команда обыграла грозненскую со счётом 2:0. Во время матча на трибуне болельщик «Зенита» попытался сжечь флаг Чеченской Республики. Чеченская сторона очень сильно возмущалась. Требовала наказать. Болельщика нашли и наказали, штрафом в 1000 рублей. Глупая выходка, флаг жечь. Тем более, что это за флаг? Флаг одного из регионов нашей России. Не американский же флаг. И чеченцы тоже зря расстраивались. Ерунда это.

А знаете, что главное?

2:0.

«Свободная пресса»
Категория: Общество | Просмотров: 674 | Добавил: Admin | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: