Среда, 17.01.2018, 11:59
Главная Регистрация RSS
Приветствую Вас, Гость
Меню сайта
Наш опрос
Северная Осетия – многонациональный регион РФ. Как вы считаете, тот факт, что в Осетии живут люд
Всего ответов: 144
Статистика

Онлайн всего: 7
Гостей: 7
Пользователей: 0
Главная » 2012 » Апрель » 16 » Когда прекратится судебный произвол?
12:20
Когда прекратится судебный произвол?

Известный адвокат, Джабраил Габачиев обратился к Президенту Российской Федерации Д. А. Медведеву, избранному Президенту, премьер-министру В. В. Путину и ряду высших руководителей правоохранительной системы и судебной власти России с открытым письмом с просьбой защитить его и членов его семьи от произвола судебных органов Северной Осетии.

Я адвокат, член Либерально-демократической партии России, зам. координатора первичной партийной организации г. Владикавказ, председатель Ассоциации адвокатов Республики Северная Осетия – Алания и один из учредителей Владикавказского Центра правовой помощи малоимущим гражданам республики.

В Северной Осетии, быть членом ЛДПР, это быть больше чем оппозиционером, ибо партия у руководства республики значится чуть ли не экстремисткой организацией, поэтому ее члены подвергаются дискриминационным мерам и прессингу вследствие своей партийной принадлежности. Все это пришлось испытать на себе.

В период избирательной компании по выборам депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации, в независимой республиканской газете «Пульс Осетии» (№ 37, 20.09.2011г.), опубликовал критическое Открытое письмо главе Республике Северная Осетия – Алания Т.Д. Мамсурову. В той же газете позже были опубликованы статьи «Если не мы, то кто же?» и «Карфаген (завод «Электроцинк», должен быть разрушен». В республиканской официальной газете «Северная Осетия» (№217, 23.11.11г.), статью: «Осетия – Алания и Владимир Жириновский», публикация была продублирована в местной газете «Раестдзинад» («Правда»). Следующая статья из серии предвыборной агитации опубликована в газете «Северная Осетия» (№ 221, 29.11.11) под заголовком: «Владимир Жириновский, как всегда с народом» и тоже была продублирована в газете «Раестдзинад».

В период избирательной компании, в федеральной газете ЛДПР, была опубликована моя статья: «Ваххабизм в исламе – что большевизм в политике». В более развернутом варианте указанная статья была опубликована в общественно – политическом журнале ЛДПР «За русский народ» (№4 (55) 2011 г.).

В Интернете был опубликован цикл статьей посвященных профилактике терроризма и экстремизма на Северном Кавказе и проблемам урегулирования постконфликтных ситуаций между осетинами и ингушами, южными осетинами и грузинами (в настоящее время в издательстве готовится к выпуску эссе).

Казалось - бы, чего предрассудительного или преступного в том, что у меня активная политическая позиция, никак не связанная с политическим экстремизмом, а тем более с поддержкой терроризма.

Тем не менее, в списке «непримиримых» оппозиционерах у властей республики значусь с конца 80-х годов прошлого столетия. С начала 90-х годов был учредителем и издателем газет «Демократическая Осетия» и «Социал-Демократ Алании», где публиковалась почти вся североосетинская интеллигенция (научная и творческая), которым был «заказан» доступ в официальные средства массой информации вследствие несовпадения взглядов и позиции с официальной властью.

За все это время, главная и основная моя «вина» перед власть предержащими РСО – Алания («удельными князьками» - «алдарами») заключалась и заключается в том, что мою политическую позицию и мои публикации они рассматривают, как «посягательство» на их неприкасаемость, на их власть, блага (наворованную собственность). В Северной Осетии – коррупция, это больше чем социальное зло (преступление), это посягательство на созданную в республике систему «функционирования» власти. Без коррупции рухнет, развалится охваченная системным кризисом «вертикаль» власти на уровне нашей республики.

На меня организовывались покушения. Меня похищали и содержали в заложниках. На меня возбуждались и прекращались уголовные дела. Хотя для сведения сообщаю, что всегда считаю себя законопослушным гражданином (в советские времена, работал следователем, прокурором, судьей, в минюсте и т.п.).

Понимая, что политика и общественная деятельность, если ты не в «связке» с властью, создает большие трудности и неудобства, вместе с тем, не могу оставаться наблюдателем со стороны, когда кругом сплошной правовой нигилизм, как в обществе, еще в большей степени в самой властной среде. Но особенно горестным бывает, когда за твою позицию, страдают близкие тебе люди. По злому року получалось так, что в период каждой президентской (РСО – Алания) компании, кто – то из моих сыновей, а их у меня трое, оказывался заложником и жертвой, на которого срывалась месть моих политических оппонентов от власти, которые использовали и продолжают использовать правоохранительную систему в качестве инструмента, чтобы «кошмарить» несогласных. Не обошлась без этого и в период последней избирательной компании по выборам депутатов Государственной Думы.

Так, 05 октября 2011 года, на моего сына – Габачиева Сослана, напали двое неизвестных и он в пределах самообороны, причинил им телесные повреждения (одному проникающее ножевое ранение в область живота, другому легкие телесные повреждения). Сразу же после задержания он написал «явку с повинной» и дал признательные показания, объяснив сложившуюся ситуацию, которая вынудила его причинить нападавшим телесные повреждения. Сразу оговорюсь, что сын мой окончил юридический институт, отслужил в рядах российской армии (где получил заражение вирусом гепатит С и В), работал со мной в одной коллегии адвокатов. С места работы и жительства характеризуется положительно. И когда речь зашла об избрании ему меры пресечения, то органы следствия решили избрать самую тяжкую (содержание под стражей), хотя я, как его защитник, ходатайствовал возможным избрание домашнего ареста с учетом характеристики его личности (ранее не судим, имеет постоянное место жительства и работы). Но, мне дали понять, что в период двух избирательных компаний, он должен содержаться под стражей в качестве заложника, чтобы заставить меня – заткнутся. Поэтому был вынужден молчать.

14.10.2011г. ему, за подписью руководителя управления Следственного комитета РФ по РСО – Алания полковника юстиции В.Г. Волкова, (с учетом того, что он являлся спецсубъектом) было следователем предъявлено обвинение по ч.1 ст.111 УК РФ, хотя в следственном изоляторе он содержится с обычными уголовниками.

Периоды избирательных компаний так совпали, что он из одной избирательной компании - выборов в Государственную Думу, до другой – выборов Президента Российской Федерации, продолжает находиться под стражей. Скорей всего, эта не мера пресечения, а мера «обуздания» отца, то есть, меня. Естественно, что мне было в период избирательной компании по выборам Президента России, предложено «заткнуться» и я был вынужден в ней активно не участвовать (не публиковался в СМИ). Более того, мне было предложено покинуть ряды ЛДПР, ибо Владимира Вольфовича, власти изображали избирателям, как носителя антикавказской политики. Как «врага» кавказцев.

Между тем, предварительное расследование в отношении моего сына, по одноэпизодному и однотомному уголовному делу продолжается седьмой месяц. Столько же мой сын содержится под стражей на время следствия. Из раза в раз, по одним и тем же основаниям, Советский районный суд г. Владикавказа продлевал ему сроки содержания под стражей (10.10.11 г. избрана мера пресечения в виде заключения под стражу на два месяца; 03.12.11г. мера пресечения – содержание под стражей продлена на один месяц; 31.12.11г. срок содержания под стражей продлен еще на один месяц; 02.02.12 г., срок содержания под стражей продлен на два месяца и 04.04.12г. срок содержания под стражей продлен еще на один месяц и обещают окончить дело расследованием).

В данном случае, как и во всех остальных, в нарушении норм УПК РФ, суды Северной Осетии, по известным обстоятельствам, подпали под зависимость следствия. Что касается реального прокурорского надзора за следствие, то он превратился в ритуальное мероприятие. Ограничивается рамками «присутствия», но отсутствует, повседневный труд и наступательный характер высшего надзора за точным исполнением законом Российской Федерации и прежде всего Конституции РФ. По нашему делу, прокурорский надзор ограничивался участием лишь в заседания суда по продлению срока содержания под стражей и произношением заключения: «поддерживаю ходатайство», хотя было очевидным, что после каждого продления срока содержания, этот срок использовался неразумно, следствие ограничивалось проведением всего одного – двух следственных действия, а «око государево – дремало».

Если раньше не верил, но как только заключили сына под стражу и предъявили обвинение по ч.1 ст.111 УК РФ, то мои коллеги, имеющие хорошие связи в следственном комитете передали мне, что для его освобождения из под стражи и оставления обвинения без изменения требуются деньги, и не малые для пенсионеров (меня и супруги), получающих по 9 тысяч рублей в месяц, и назвали сумму в размере - 50 ( пятьдесят) тысяч долларов США. Достаточно хорошо зная «аппетиты» системы, я не удивился, но отдать денег не мог. Их просто у меня нет, и не было, а так – бы отдал взятку. Любой – бы, отдал.

В правоприменительной практике правоохранительных органов и судебной системе РСО - Алания, многие преступники, в том числе убийцы, из богатых семей получают индульгенцию, даже на отстрелы. Пишу об этом не с чужих слов, а потому, что хорошо знаю обстановку.

Тем не менее, я надеялся, что предварительное расследование в отношении моего сына, будет идти в рамках норм уголовного и уголовно – процессуального закона и требований Конституции Российской Федерации в части соблюдения прав и свобод личности и гражданина.

Как адвокат и юрист с большим практическим опытом, даже не мог предположить, что главное и основное в результатах расследования дела – это ДЕНЬГИ, пока не убедился в правдивости моих коллег, которые предлагали дать взятку. Время, более полугода, показало, что расследование дела затягивалось («мурыжилось») только ради того, чтобы я «созрел» на дачу взятки. По закону это называется вымогательством взятки. Когда же выяснилось, что я не «вызреваю» то 28.03.2012г., от имени того - же руководителя Следственного управления В.Г. Волкова, моему сыну следователем было предъявлено более тяжкое обвинение по ч.3 ст. 30 и ч.1 ст.105, ч.1 ст.115 УК РФ (покушение на убийство) со сроком наказания – лишение свободы от 6 до 15 лет. Хотя, за время следствия никаких новых доказательств о намерении лишения потерпевшего жизни не было добыто. Наоборот, подтверждалось материалами дела, что он действовал в пределах необходимой обороны. Ужесточение обвинения фабриковалось уже не за политику, а за то, что у меня нет денег на дачу взятки.

Теперь убедился, что с изменением обвинения на более тяжкое, ставка взятки возрастет в разы. До ста и более тысяч долларов США (при этом хочу подчеркнуть, что лично у меня следственные органы на прямую не требовали денег). Скорей всего, хорошо зная меня, боялись. Поэтому «пожелания» передавались через общих знакомых «посредников».

Хочу особо подчеркнуть, что у меня как у защитника, а не как отца ребенка, не вызывает сомнения правомерность его действий в сложившейся обстановке. Считаю, и моя уверенность подтверждается материалами уголовного дела и собранными по нему доказательствами, что уголовное дело подлежит прекращению по ст. 73 УК РФ ( необходимая оборона). Именно такое ходатайство было заявлено мною и моим подзащитным, Однако, увы - уголовные дела так, за «спасибо» не прекращаются. Достаточно хорошо зная североосетинскую судебную систему и практику осуществления «правосудия», не уверен, что мне удастся добиться вынесения законного, обоснованного и справедливого приговора.

Только по этой причине, обращаюсь к Вам уважаемые господа – Президент и Премьер - Министр Российской Федерации, высшие руководители правоохранительной системы и высшей судебной власти нашего государства с единственной просьбой, чтобы восторжествовала истина. Надеясь, что в нашем демократическом, правовом государстве на практике, могут реализовываться конституционные положения: Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина – обязанность государства (статья 2 Конституции Российской Федерации). А, почему – бы нет, если в защиту осужденного за контрабанду оружия в суде США В.Бута, встала вся рать российского государства, то почему – бы в собственной стране не добиться реализации конституционного права на правосудия? Если при «ужасном» Берии в СССР в 1939 г. выносилось 19 % оправдательных приговоров, то при «демократическом» режиме и «правовом государстве» РФ - 0,1 %.

 

Джабраил Габачиев, адвокат – председатель ассоциации адвокатов за права человека Республики Северная Осетия – Алания

 

Категория: Общество | Просмотров: 1091 | Добавил: Admin | Рейтинг: 2.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: