Вторник, 16.01.2018, 12:12
Главная Регистрация RSS
Приветствую Вас, Гость
Меню сайта
Наш опрос
В какой отрасли бы Вы создали свой бизнес в РСО-Алания?
Всего ответов: 176
Статистика

Онлайн всего: 7
Гостей: 7
Пользователей: 0
Главная » 2012 » Май » 1 » Когда в России заработает институт отвода судей?
12:34
Когда в России заработает институт отвода судей?

Институт отвода судей в России - один из самых формальных и предсказуемо недействующих, «работающих» преимущественно на грани абсурда. Главной же целью возможности отвода судьи является обеспечение законности судебных решений и защита от воздействия на принятие решения как извне, так и различных субъективных факторов. В связи с этим будет небезынтересно, как можно действовать практически, чтобы понуждать судей возвращаться в рамки конституционных, конвенционных и процессуальных норм, принимать решения «по Закону, а не по Прейскуранту», т.е. не в интересах обвинения либо прямого заказа или указания сверху исполнительной или судебной власти, а также о массе уголовно-наказуемых и упорно не замечаемых «мелочей», совершаемых судьями во время осуществления судопроизводства.

Процессуальные нормы отвода судей кочуют из кодекса в кодекс практически без изменений, казалось бы, давно устоялись и эффективно применяются, но, между тем,  действовать реально в пользу законности и справедливости так десятилетиями и не начинают.

Судья  по уголовно, административно и гражданско-процессуальным нормам не может участвовать в рассмотрении дела: если  при предыдущем рассмотрении данного дела участвовал в качестве свидетеля, эксперта, переводчика, секретаря судебного заседания; если он является родственником кого-либо из сторон, других лиц, или представителей участвующих в деле; если он лично, прямо или косвенно заинтересован в исходе дела либо если имеются иные обстоятельства, вызывающие сомнения в его беспристрастности. В состав суда не могут входить лица, состоящие в родстве между собой.

Арбитражно-процессуальный кодекс добавляет два основания отсутствующие в других: находящиеся или ранее находившиеся в служебной или иной зависимости от лица, участвующего в деле, или его представителя; делали публичные заявления или давали оценку по существу рассматриваемого дела, которые должны бы применяться и в других процессах по аналогии, в связи с отсутствием упоминания о них в ГПК и УПК РФ и в административном процессе, ведь российская судебная система  везде провозглашается единой.

Судья, принимавший участие в рассмотрении дела в суде первой инстанции, не может участвовать в рассмотрении этого дела в суде кассационной инстанции или в порядке судебного надзора; а принимавший участие в рассмотрении этого дела в суде кассационной инстанции, не может участвовать в рассмотрении этого дела в суде первой инстанции или в порядке судебного надзора. Судья, принимавший участие в рассмотрении дела в порядке судебного надзора, не может участвовать в рассмотрении того же дела в суде первой инстанции и в кассационной инстанции. Все перечисленные основания невозможности участия в процессе в качестве судьи, кроме выделенного нами по обыкновению работающего против интересов правосудия оценочного суждения, одновременно могут и должны служить основанием отмены принятого судебного решения судами апелляционной, кассационной и надзорной инстанций.

Отвод должен быть мотивированным и заявлен до начала рассмотрения дела по существу. Заявление отвода в любое другое время допускается лишь в случаях, когда основание для него стало известным (раскрылось) после начала рассмотрения дела.

В случае заявления отвода суд должен выслушать мнение лиц, участвующих в деле, а также заслушать лицо, которому заявлен отвод, если оно желает дать объяснения. Вопрос об отводе решается судом в совещательной комнате.

 Вопрос об отводе судьи разрешается остальными судьями в отсутствие отводимого. При равном количестве голосов, поданных за отвод и против отвода, судья считается отведенным.

 В случае удовлетворения заявления об отводе судьи или всего состава суда при рассмотрении дела в районном (городском) суде дело рассматривается в том же суде, но в ином составе судей, либо передается на рассмотрение в другой районный (городской) суд, если в районном (городском) суде, где рассматривается дело, замена судьи становится невозможной. Таковы существующие общие нормы.

Но в остальном, исходя из сложившейся практики, законодательно закреплены и происходят вполне абсурдные вещи: отвод, заявленный нескольким судьям или всему составу суда, «разрешается» этим же судом в полном составе простым большинством голосов, а отвод, заявленный мировому или федеральному судье, рассматривающему дело единолично, «разрешается» тем же самым судьей. И, как правило, завершается  немотивированным отказом (при полном отсутствии каких-либо аргументов принимаемого решения, опровергающих доказательственные мотивы отвода) – «оснований для отвода не усматривается» судьями, не желающими покидать судебный процесс по причине собственной необъективности. Не смущает и норма, что определение   или   постановление  об  отказе  неизменно должно  быть  законным,   обоснованным и мотивированным (ч. 4 ст. 7 УПК РФ), собственное усмотрение на отказ отводить себя даже формально, имитационно не разъясняется, а объяснений отводимое лицо в абсолютном большинстве случаев давать также не желает.

Конституционный Суд РФ неоднократно указывал, что введение законодателем института отвода судей направлено на реализацию предписаний Конституции РФ (ч.1 ст.46; ч.1 ст.120; ч.3 ст.123) и Европейского Конвенции о защите прав человека и основных свобод (ст.6), права на судебную защиту независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона, которые гарантируются также всей совокупностью гражданско-процессуальных средств и процедур. В частности, контроль за объективностью и беспристрастностью при разрешении дела обеспечивается в вышестоящих судебных инстанциях, которые при выявлении оснований для отмены судебных постановлений нижестоящих судов должны исходить из конституционных и общепризнанных международно-правовых принципов правосудия и - в силу ч.1 и 4 ст.15 Конституции РФ и ст.11 ГПК РФ - применять их непосредственно (Постановление КС  РФ от 5.02.2007 г. N 2-П).

На деле многие прейскурантные судьи, поддерживая недостаточно доказанное или вообще не доказанное обвинение, начинают процесс с прямых нарушений,  не допуская к защите избранных к тому самими обвиняемыми или подозреваемыми защитников, оставляя только назначенных с подачи следователей либо оперативников «адвокатов-в-доле» (объективно обслуживающих обвинение же), хотя право обвиняемого пригласить несколько защитников закреплено ч.1 ст.50 УПК РФ, а возможность  участия в рассмотрении дела такого защитника наряду с  адвокатом предусмотрена ч.2 ст.49 УПК РФ.  Право  суда,  предусмотренное ч.2 ст.49 УПК РФ, допустить в качестве защитника иное лицо, о чём ходатайствует обвиняемый, никоим образом не дает суду права незаконно отказывать в допуске такого защитника. Причём законом гарантируется квалифицированная юридическая защита (помощь), а требования, что иное, чем член адвокатского сообщества, лицо должно иметь юридическое образование вообще отсутствует, главный критерий и по международным нормам – доверие привлечённого к ответственности и его свободный выбор. Так же Закон  не ставит приглашение второго защитника и заявление ходатайства  о  допуске  иного лица в  качестве  защитника  наряду  с  адвокатом во взаимосвязь с  обстоятельствами, характеризующими личность обвиняемого или самого защитника на что, случается, незаконно ссылаются судьи, опасающиеся рассыпания принятого к их производству дела. Например, судья Тверского суда г. Москвы Ковалёва А.Б. в феврале 2012 г. в уголовном деле №  1-55/12 против Федяева И.В. не допустила к защите независимого юриста, а после отказа обвиняемого от защиты подставного от следствия адвоката-имитатора (ни дела не изучал, ни с обвиняемым до судзаседания не встречался, от заявления в суде подготовленных ходатайств об обеспечении доказательств отказался),  при активной поддержке прокурора, откровенно запугивала отказника своими заведомо ложными измышлениями о том, что тому будто бы придётся без знания законов самостоятельно себя защищать. А не добившись согласия оставить навязанного и навязываемого адвоката, как ни в чём не бывало, продолжила судебное заседание в отсутствии защиты, встав тем самым на сторону обвинения, нарушив принципы равноправия и состязательности  сторон,  воспрепятствовав отправлению правосудия. Незаконно не впускали в процесс помимо подставных адвокатов независимых от следствия юристов (ну, нет у обвиняемых денег на адвокатов)  уже бывшие судья и председатель  Бабушкинского районного суда г. Москвы - Каминская М.М. и Зацепа Л.Д., то же в Перовском и Бутырском и других столичных судах.

Неудобны не загнанные в коллегии адвокатов юристы и, тем более, не юристы – ни повлиять по административной линии, ни запугать, ни подкупить невозможно тех, у кого есть понятие чести, да и карьера никак не связана с судебными баталиями. Среди адвокатов таких мало, нацеленность в основном на раздаивание клиентов и собственное обогащение. Адвокатское сообщество после начала девяностых через законодателей быстренько убрало сначала из досудебного следствия честных конкурентов, а позже через расплывчатость формулировок и закрепление обязательности адвокатов по большому количеству статей - и из судов, а то впопыхах и бездумно фабрикуемые дела массово не доходили до судов или разваливались в судах, подрывая удобное, хорошо кормящее заказное и приказное кривосудие, сокрушая телефонное право (до сих пор стационарные телефоны не убраны из совещательных комнат - номера мобильных в справочники не включаются и чиновникам малодоступны).

Количеству пойманных за руку судей при фальсификации протоколов судебного заседания, совершённых подлогах, даже огласивших резолютивно одно решение, а на руки выдавших - с другим содержанием (Мытищинский суд) – огромно и имя им легион. Никто из них не захотел отводить себя до вынесения заранее договорённого неправосудного решения по делу, а ККС - отрешать их от власти. А безнаказанность плодит беззаконие в геометрической прогрессии. 

Конституционный суд России подчас удивляет своими известными в узких кругах парадоксами, находящимися вне логики и здравого смысла. «Решение  судьи  об  избрании   в  отношении    обвиняемого меры пресечения в виде заключения под стражу  не  может рассматриваться  как предопределяющее его позицию и обусловливающее   его  необъективность  при  рассмотрении  в  дальнейшем  вопроса  о  продлении  срока содержания под стражей, так как новое решение по мере пресечения должно  обосновываться исходя из новых  обстоятельств, установленных по уголовному делу уже после  принятия   им предыдущего решения (Определение КС РФ от 24 мая 2005 г. N 216-О).  Несмотря на неоднократные подтверждения КС России  права  каждого  на  рассмотрение его дела  справедливым    и    беспристрастным   судом, в т.ч. в Постановлении  КС РФ от 2 июля 1998 г., в нём же утверждается, что  «не может расцениваться как свидетельство необъективности или  предвзятости судьи, рассматривающего уголовное дело, то  обстоятельство, что ранее данным судьей по  этому  же  делу  принималось  решение  о   применении  в  качестве  меры  пресечения  заключения  под  стражу». Прокуратура нынче не решает вопросов заключения под стражу, но бывшие прокуроры, ставшие адвокатами, постоянно изумлённо заявляют, что никогда бы не принимали  решения о заключении под стражу по таким надуманным основаниям как нынешние судьи. Ну,  как, скажите, судья абсолютно безосновательно позволивший заключить под стражу человека (проблема виновности не рассматривается при избрании меры пресечения), из которого ещё и  выбивали там показания, признает при рассмотрении уголовного дела по существу, что тот невиновен, что сфабрикованные доказательства или данные под пытками показания не свидетельствуют о его вине, то есть признает этим, что под стражу сам отправил его безосновательно, что ещё, в итоге, рассорит со стороной обвинения, которую он реально и объективно обслуживает?! А введение вслед за Европейским судом нормы возмещения ущерба за незаконное содержание под стражей?! Правда, «компенсирующие» деньги пока берут из наших карманов – из госбюджета, но вдруг, станет действовать статья о порядке регресса и государство станет возвращать эти непредвиденные траты уже из карманов самих виновных должностных лиц: оперативников, следователей, прокуроров и судей?!  Стоит ли после всех этих соображений приводить ничтожный процент дел с оправдательным приговором?!

Как же бороться с отказами судей отводить себя от участия в заказных или по взаимной выгодности с обвинением  или исполнительной властью договорных делах? Многие считают бессмысленным обращение к председателям судов, так как они не имеют права вмешиваться в процесс осуществления судопроизводства. Но председатель, как лицо ответственное за организацию судебного процесса во вверенном ему суде, ответственен именно за организацию процесса в суде на основе соблюдения принципов действующего законодательства, и имеет право передать дело другому судье.

В арбитражном суде, где избавились от дачи взяток за распределение дел и дела теперь распределяет автоматика, невозможность отвода необъективных судей, играющих, например, в одни государственные ворота, умельцы научились избавляться следующим образом: подают сразу по 3-5 одинаковых исковых заявлений с небольшими изменениями в названии своего предприятия (намеренными ошибками), недодачей документов, а на замечания от «неправильных» судей, получивших дело, не реагируют, что приводит к возврату документов и признании их не подававшимися. Госпошлина оплачивается только одному судье, ему же поступают документы со всеми  необходимыми изменениями и дополнениями.

После подачи заявления об отводе, судья должен отложить заседание как минимум на 10 суток, до истечения срока обжалования, а в случае подачи жалоб – до вынесения решения вышестоящим судом, приняв меры к скорейшему направлению кассационной жалобы во вторую инстанцию. Практика свидетельствует об «утрате» таких жалоб или бесконечном затягивании их отправки при незаконном продолжении судебного рассмотрения в отсутствии ропота его участников.

Для гражданского процесса подойдёт вариант, когда после заявления отвода сторона его заявившая покидает зал заседаний. Судья с уходом стороны вынужден будет прервать процесс с уходом стороны и отослать письменно решение участникам процесса с назначением даты дальнейшего рассмотрения. Этим будет выигран 10-дневный срок обжалования решения во второй инстанции, по никем не отменявшейся норме, и в какой-то мере обуздан произвол судьи. В уголовном процессе то же самое может сделать адвокат, если статья обвинения не предусматривает рассмотрения дела в отсутствии  защитника.

У участников и уголовного и гражданского судопроизводства есть право сообщать суду о совершенных или готовящихся преступлениях (неважно, кем совершенных), а Общий приказ от 29.12.05 г. требует регистрации заявления о преступлении на любой стадии процесса любого суда и передачи касающихся его материалов по подследственности, квалифицируя отказ делать это,  как сокрытие преступления – т.е. самостоятельный состав преступления.

Причём ни на какой стадии борьбы за справедливость и законность не надо стесняться резких оценок и квалификаций,  ссылаться не только на международные нормы, но и на Кодекс  чести  судьи  Российской  Федерации, где   в  ст.  1 предусматривает  обязанность   судьи  "...руководствоваться  наряду  с  Конституцией  и  другими законодательными актами, действующими на территории Российской  Федерации,  ... способствовать  утверждению  в  обществе  уверенности в  справедливости, беспристрастности и независимости суда", говорить о лишении права на справедливое судебное разбирательство и лишении судебной защиты, и главное, что действия судьи нарушают кодекс их этики и дискредитируют институт судебной власти, принижают её, что,  скорее всего (это лишь мнение), лишает такого-то права  занимать высокую должность судьи…

 

Сергей Владимирович Белозерцев - канд.филос.наук., доцент кафедры Социально-политических и правовых учений юридического факультета МГОУ. 

Категория: Общество | Просмотров: 1206 | Добавил: Admin | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: