Среда, 17.01.2018, 11:56
Главная Регистрация RSS
Приветствую Вас, Гость
Меню сайта
Наш опрос
В какой отрасли бы Вы создали свой бизнес в РСО-Алания?
Всего ответов: 176
Статистика

Онлайн всего: 9
Гостей: 9
Пользователей: 0
Главная » 2013 » Июль » 8 » Лепить героев на антироссийской основе - путь в никуда
01:24
Лепить героев на антироссийской основе - путь в никуда
История, как известно, к категории точных наук не относится. Вместе с тем в обществе для того, чтобы оно могло двигаться дальше и развиваться, должен существовать некий консенсус по делам давно минувших дней.
Я далек от мысли о том, что сталинисты когда-нибудь найдут общий язык по вопросу оценки деятельности Сталина с либерально настроенными товарищами. Но и для тех, и для других Сталин является частью их общей (подчеркиваю это слово) истории. Имеет смысл принимать любую отличную от своей точку зрения при одном условии: если высказывающий ее искренен. Когда этой искренности нет и люди начинают подгонять что-то под конъюнктуру, то ничего хорошего не выходит.
Осетинская историография за минувшие 20 лет претерпела определенные изменения. Сменилось поколение, сейчас уже в ВУЗах на первых курсах учатся дети, родившиеся не в СССР. Изменились политические реалии, изменилась Россия, изменился Кавказ.
Смена эпох визуально наиболее ярко выражается в смене героев. У каждого времени свои ценности, и герои поэтому свои. В советское время, к примеру, положительно оценивались многие абреки. Им приписывались часто фантастические мотивы борьбы с царизмом и угнетением крестьян. Наверно, кто-то из абреков и был политически настолько сознателен, что уходил в грабители (назовем вещи своими именами) из этих соображений. Других к этому подталкивали какие-то очень сложные жизненные обстоятельства. Но, в общем-то, в осетинском языке слово "абырæг" носило и носит отрицательный характер.
Абреки героизируются и сегодня, равно как и отдельные моменты прошлого, к которым еще несколько десятилетий назад относились довольно спокойно. Происходят попытки героизации и отдельных осетин на почве "борьбы с Россией", и вот на этом имеет смысл остановиться чуть подробнее.
Вхождение осетин в состав Российской Империи не было гладким, о карательных экспедициях в Осетию написано достаточно. Многие эпизоды описываются у таких имеющих реноме пророссийских историков, как покойный Марк Блиев. Никакой тайны из этого делать абсолютно не стоит, потому как вписывание этноса в инонациональное политическое и культурное пространство не может быть гладким, а российский административный механизм никогда не отличался особой гибкостью.
Можно было воевать как Ермолов, а можно было действовать как Барятинский - история вполне наглядно показала, кто из них оказался эффективнее. Были и конфликты, была гибель в Южной Осетии в 1804 году целого российского полка, о чем я как-то писал у себя в блоге. Это нужно знать, и такими людьми как Бега Кочиев нужно гордиться. Понимая при этом, что в целом ни на каком этапе российско-осетинские отношения не были враждебными, и никогда не был условный "русский" в Осетии врагом, как то сейчас некоторые пытаются представить. Чего не было, того не было. Лепить героев на антироссийской основе - путь в никуда, делать героев из людей, которые вряд ли думали подобными категориями, - смешно.
Недавно, к примеру, довелось говорить с человеком, отстаивавшим великую освободительную и управленческую роль в истории Осетии Ахмата Дударова. Ахмат Дударов был влиятельнейшим тагаурским феодалом, человеком, оказывавшим на весь регион серьезное политическое влияние. Основа этого влияния заключалась во владении участком Военно-Грузинской дороги, проходящим по территории Осетии.
Человек владел частью единственной коммуникации, соединявшей Россию с целым регионом. Степень влиятельности должна быть понятна, она зашкаливала. Дударов имел обширные связи не только в Грузии, но и в Иране, он всем был нужен. Иранцы пытались использовать его в своей борьбе с Россией, и попытки эти были вполне разумны. Потому как на тот момент российские интересы и интересы Ахмата Дударова были противоположны. В начале 19 века Осетия входила в состав России, и последняя конечно не могла ставить судьбу своей кавказской политики в зависимость от настроения одного человека.
Эти соображения самому Дударову должны были быть безразличны, потому что терять огромное влияние и неслабые источники дохода он тоже не хотел. Эпизод с разгромом российского полка в Южной Осетии был частью целой кампании 1804 года, в которой Дударов принимал активное участие. В какой-то момент под угрозу был поставлен российский центр на Кавказе - Тифлис. Полк, который разгромили в Южной Осетии, шел именно туда через Рук, потому что Военно-Грузинскую дорогу тагаурцы заблокировали.
В конце концов, бороться против России, не имея какой-то большой и постоянной поддержки в обществе, Дударов не мог, земли по дороге были Россией позже куплены. На этом история заканчивается. Что в ней героического и необычного, я решительно не понимаю.
Ахмат Дударов защищал свои интересы, свои источники дохода, свое влияние - это был его коренной мотив. Мотив абсолютно прозрачный и не могущий вызывать осуждения, с определенной точки зрения он был прав. Но это не мотив борца за свободу народа, за единство нации, за что-то высокое и вечное. Не борьба против России вообще, не борьба за веру. Последней тоже стоит уделить пару строк, потому что велик соблазн представить мусульманина Дударова борцом за ислам, который Россия злокозненно искореняла. Это могло иметь место в качестве периферийной линии деятельности Ахмата Дударова, но основа была тривиальна - экономика. Пусть каждый представит себя владельцем части Военно-Грузинской дороги, когда Транскама еще не существовало. Что бы Вы делали, оказавшись на месте тагаурского феодала? Вот именно...
Героизировать даже безусловно мужественных людей вроде Ахмата Дударова только по причине его деятельности, в определенный момент ставшей противоположной российской, представлять российско-осетинские отношения в 19 веке едва ли не как враждебные - это, по моему глубокому убеждению, абсолютно антиосетинская линия.
Тот самый вид ложно понятого патриотизма, который, по выражению Уайльда, является последним прибежищем негодяев. Точнее, это даже не патриотизм, а провокация. Южная часть Осетии в составе России находилась в гораздо более плохих условиях, чем северная. По крайней мере, в 19 веке. Большинству приходилось буквально выживать, карательные экспедиции были настолько частыми, что в конце концов и до Императора Николая дошло абсолютное нежелание южных осетин находиться в одном административно-территориальном образовании с Грузией.
О Махамате Томаеве, который в 1850 году особо отличился в очередном военном столкновении осетин с российско-грузинской администрацией, сложены песни. Он вошел в легенду, место, с которого он отстреливал наступавших карателей, известно как "Мæхæмæты хæцæн", и пули у него в народной памяти были золотыми, потому что он стрелял без промаха.
На интересный факт о восприятии народом Томаева мне указал знающий тему человек. В одном из вариантов песни о Махамате, который бытовал в Южной Осетии, пелось, что Махамат в бою со смешанным российско-грузинским формированием выделял истинных виновников происходившего.
То есть старался особо не трогать русских и отстреливал грузинскую часть отряда. Это к слову о российско-осетинских отношениях 19 века. Неровных, в которых бывало всякое, и на это всякое ни в коем случае нельзя закрывать глаза.
Но консенсус в осетинском обществе относительно отношений с Россией был, осетинская интеллигенция сформировалась в российском культурном пространстве. Указанные сложные процессы происходили не самотеком, это не инфильтрация коммунистической идеологии или православной веры, на что любят ссылаться некоторые доморощенные идеологи-любители.
Все гораздо сложнее и глубже.

http://soslan-oss.livejournal.com/74746.html
Категория: Разное | Просмотров: 931 | Добавил: Admin | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: