Пятница, 20.10.2017, 06:27
Главная Регистрация RSS
Приветствую Вас, Гость
Меню сайта
Наш опрос
Вы считаете, что Северная Осетия развивается в правильном или в неправильном направлении?
Всего ответов: 283
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » 2016 » Февраль » 9 » Нох ТОКАЕВ: «Экономика требует системных решений»
09:20
Нох ТОКАЕВ: «Экономика требует системных решений»

Экономика в кризисе, лихорадке, в процессе спада, обвала и т. д. — эти оценочные и прогнозные характеристики постоянно звучат с экранов телевизоров, даются в газетных материалах и имеют широкое распространение среди людей. Так ли это и что в такой ситуации необходимо делать, в том числе и в РСО-Алания, мы решили узнать у доктора экономических наук, профессора, депутата парламента республики Ноха Хасанбиевича ТОКАЕВА.

— Нох Хасанбиевич, что происходит с экономикой страны, и нашей республики в частности, столь длительное время? Почему все время кризис, спад и когда изменится ситуация?

— Если я скажу, что любителей оценочно говорить и писать об экономике становится все больше, то считайте, что я ничего не пояснил. Понимание законов развития экономики наблюдается все меньше и меньше. Все сдвинулось в сторону легкого осмысления локальных процессов. Перечислю несколько объективных законов экономики, которые никто не может отменить, но они действуют требовательно. Если их требовательную сторону не учитывать, тогда начинаются шарахания, ошибки и всякие спекулятивные действия, которые приводят к общим процессам в форме кризиса, спада, разбалансированности и т. д. Законы экономики: основной закон — требование обеспечения роста благосостояния людей, качества их жизни; закон роста производительности труда — производить продукции (товаров) больше и с меньшими затратами (сюда же можно включать и услуги); закон стоимости — товары должны обмениваться на основе воплощенных в их производстве и реализации затрат (в экономической науке их называют «общественно-необходимые затраты труда»); закон спроса и предложения — оказывает объективное регулирующее воздействие на денежную единицу, денежную массу, на ее покупательную способность, на платежеспособность населения, на пропорции отраслей экономики и на занятость и т. д.
Разумеется, есть и другие объективные законы, т. е. не зависящие от воли и прихоти людей, от властных решений, которые принимаются на самых разных уровнях. Принимая какие-либо экономические решения, всегда необходимо исходить из объективной природы экономики, ее законов, и тогда возникают возможности оказания регулирующего воздействия на процессы экономического развития. Другого просто не дано, все будет происходить стихийно, помимо принимаемых, часто искусственно придуманных решений.

— Получается так, что узаконить экономику нельзя, ей надо подчиняться, и все пойдет хорошо.

— Понятие «подчинение экономике» — интересное понятие. Его, на мой взгляд, не следует легко воспринимать, а тем более искажать по сути и содержанию. Во-первых, не следует путать правовое содержание этого понятия с экономическим. Правовые законы принимает государство (органы государственной власти), и они имеют, как правило, жесткую требовательную нормативную основу исполнения. Однако я должен пояснить, что ни один закон правового характера не может действовать и быть реализованным, если под ним нет экономической и финансовой базы. Экономика первична в нашей повседневной и постоянной жизни. Улучшающееся состояние экономики (выход из кризиса) нельзя придумывать законами права — кстати, даже сотнями и тысячами. Во-вторых, выход из кризиса, состояния всеобщего и разностороннего спада, разбалансированности и разрухи, исправимо, преодолимо за счет собственно экономической деятельности. Весь вопрос в том, как ее улучшать, а этому должны служить и принимаемые государственными органами законы, решения. Деятельность людей, подчиненная объективным законам экономики, управляема, и это происходит через организацию производств, труда. Организовывать производства и управлять ими — это, на мой взгляд, самое сложное дело, которым люди занимаются по большому счету. Деловыми можно считать всех людей, которые занимаются необходимой и целесообразной деятельностью, но, согласитесь, нельзя дальше не осознавать особенности и значимости экономико-производственной деятельности в нужных и рациональных направлениях.

— Многие бы с вами согласились, в том числе и я, но возникают вопросы: какие производства и каких масштабов необходимы, а какие нет? Как сделать так, чтобы они, например, у нас в республике были и экономически эффективно функционировали? Что вы можете в сегодняшней ситуации обоснованно предложить?

— Я неоднократно формулировал позицию отраслевого характера развития производств в нашей республике, так же, кстати, как по всей России. Давайте задумаемся еще раз над тем, что было, есть и будет промышленное развитие нашей республики. Делать вид, что у республики есть будущее без развития промышленности как отрасли экономики я не могу. Республика обязана найти свою нишу в промышленном развитии, иначе у нее не будет устойчивого экономического будущего. Многие огрехи, неувязки, противоречия и обвалы низкодоходности экономики республики проросли оттого, что мы не сумели определенные наработанные промышленные мощности сохранить, капитально переориентировать на выпуск необходимой на рынке и конкурентоспособной продукции. Думаю, что будет справедливо, если я скажу так: имеющееся не сохранили и приумножить, к сожалению, ничего особо не смогли.

— Чья вина, чьи упущения, ошибки? Могло быть иначе?

— Если всесторонне анализировать и оценивать эту проблематику, то виновны все мы, кто жил и трудился здесь в республике. Однако были и причины более конкретного характера. Во-первых, властные управленческие структуры не смогли противостоять тому общему развальному процессу промышленного развития, который захватил страну. Никто не устоял перед обманчивостью той идеи, что регионам не нужна самостоятельная промышленная политика. Всех «подкормили» ложной ориентацией на «торгово-складскую» жизнь, жизнь в прелестях свободы спекулятивно-денежной 
ориентации, уведомили прелестями предпринимательства и бизнеса, но только не в промышленности, которая бы производила конкурентоспособную продукцию и реализовывала хорошие прибыли. Скажу остро: пирожковые и семечковые прибыли стали смотреться ничуть не хуже, чем промышленная прибыль… Бесперспективно это!
Во-вторых, в развале и серьезном исчезновении промышленности республики как самостоятельной отрасли, полагаю, были виновны руководители и работники тогдашних предприятий, которые пошли «другим путем». Были и сегодня есть немало признаков того, что многим такой развал промышленных предприятий оказался на руку. Кому и какая собственность, за какую республике. Кстати, и в целом нет четкой статистики владения собственностью в республике, и это очень плохо с точки зрения вопросов управления ею. Мое глубокое убеждение, что многие неувязки в экономике республики происходят оттого, что к рулю собственности пришли (в начале девяностых) люди, которые были больше подготовлены к ее присвоению и владению ею, но не распоряжению и использованию. И это во многом потому, что не созданная в результате своих трудовых усилий (деятельности) собственность со временем разлагает людей. Некогда считавшаяся высокоразвитой промышленной, наша республика стала малопродвинутой в этом направлении. Соответственно, ей обнаруживается и низкий инвестиционный интерес по значимым проектам промышленного характера. Есть над чем работать.

— Нох Хасанбиевич, разве вопрос не в том, что сегодня нет финансовых средств для целей промышленного развития? Почему-то все ссылаются на нехватку финансов, на их отсутствие в бюджете республики. Недавно главой республики Тамерланом Агузаровым бюджет был назван «сверхнапряженным», и он же призвал к тому, чтобы «в постоянном режиме искать источники пополнения доходов при одновременном снижении расходов».

— Уважаемый Тамерлан Кимович так и должен формулировать задачи, не иначе. Мы же с вами тоже прилагаем определенные усилия для совершенствования бюджетных отношений в республике, в том числе в ее муниципальных образованиях, и знаем, что туго с доходами и масштабная неразбериха с расходами. В таких условиях находить собственно республике средства на развитие материальных отраслей производства крайне сложно, а во многом это является недостижимой задачей. Никто не запрещает республике развивать свою промышленность, в том числе и перерабатывающую, сельское хозяйство, экспериментальные инновационные объекты типа технопарков. Однако надо иметь в виду, что финансовые ресурсы просто так не залетят в республику в качестве дара, спонсорства от бизнес-людей. Эти ресурсы надо находить.
Поставлю и я вопрос так: а где? Во-первых, на качественно новый уровень следует поставить работу органов власти республики, руководителей, которые возглавляют министерства, комитеты, всего правительства в их конкретной деятельности с федеральными структурами власти. Во-вторых, как имеющий определенную свободу формирования обобщенных задач, как специалист в области экономики и финансов, подчеркну, что ряд вопросов скорее всего придется сформировать и перед президентом РФ В. В. Путиным. В моем видении упор нужно делать не на просительстве финансов, а на потенциале республики, который длительное время остается невостребованным не только для собственно РСО-Алания, но и страны в целом. Здесь нельзя не иметь в виду и оборонные заказы для промышленности — естественно, со знанием того, на что мы способны в настоящее время и с разбегом времени. Для этих целей следует предварительно собрать и озадачить ту категорию деловых людей, которые владеют предметом по существу и дают свои обоснованные предложения в их конкретике. В-третьих, какую-то часть финансовых ресурсов для развития надо находить и у себя. Как? Экономить на необоснованных расходах, в том числе и путем их оптимизации. Поясню свое видение такой оптимизации, о которой, кстати, тоже только ленивый сегодня не говорит. Если бюджетная оптимизация расходов будет покрывать только низкие зарплаты и пособия, то едва ли что-то изменится. В максимуме надо сделать так, чтобы трудовые доходы (прежде всего зарплаты) оценивались экономически точно. По-другому, уверен, нетрудовые доходы будут «разгуливать» по стране, по ее регионам, и мы оптимизацией ничего существенного не добьемся. Нетрудовые доходы и лихорадят. Понимание оптимизации должно быть другим — как на общем, так и локальном уровнях. Оптимизация призвана приводить в порядок очень многое, но из нее надо извлекать ресурсы, в том числе финансовые, но на развитие.

— Для многих читателей нашей газеты наверняка было бы интересно знать конкретные направления, которые могут обеспечить безболезненно оптимизацию бюджетных расходов с аккумуляцией средств для целей промышленного и сельскохозяйственного развития. Есть у вас предположения на этот счет или их пока нет?

— В бюджетной практике очень многое решается на момент определения бюджетных обязательств. На этот момент бывает сложно поддерживать более жесткие бюджетные ограничения, поскольку выделение бюджетных ассигнований на принятие новых обязательств возможно лишь после выделения бюджетных ассигнований на выполнение действующих обязательств, либо заблаговременного их сокращения. Эта практика чрезвычайно сложная, но ее надо менять как на основе законотворчества, так и с полным знанием классификационных характеристик расходов, их инвентаризационной оценки и расчетной достоверности. Мне давно так видится возможность решения той проблемы, о которой вы меня спрашиваете.
По моему знанию и глубокому убеждению в правильности подхода к бюджетным расходам в нашей республике, других целесообразных и приемлемых вариантов нет. Вопросы достоверности бюджетных расходов, их целесообразности и значимости касаются всех расходов. Надо научиться исполнять бюджетные расходы с точки зрения экономической целесообразности, что на 99 % определяет и социальную их значимость.
Вопрос не в том, чтобы кого-то лишить социальной помощи или поддержки и за этот счет развивать промышленность и сельское хозяйство. Вопрос в стимулировании наиболее эффективных вариантов использования бюджетных средств. Развивающиеся и приносящие стабильные доходы промышленность и сельское хозяйство не смогут ущемлять социальные интересы широких масс людей. Опасно искусственно и чрезмерно подгонять бюджетные расходы под социальную мотивацию, называя все и вся защищенными статьями бюджетов.

— Но ведь все время приходится учитывать установки федерального законодательства в регионах, и от этого тоже многое может страдать или не так получаться. Целеполагание от федеральных законов иногда, а порой и часто, создает сложные ориентиры для ответственной деятельности региональных властей.

— Согласен с этим и реагирую на это во время заседаний парламента республики. В то же время есть необходимость более четкого понимания того, что федеральные бюджетные средства в регионах действительно регламентируются в использовании целевым образом. Отмечу в этой связи, что нарушения целевого характера использования федеральных бюджетных средств в нашей республике не так часто фиксируются, но полнота эффекта их исполнения заслуживает особого внимания. Я, например, особо выделяю проблематику полноты и прозрачности использования субсидий в сельском хозяйстве, ЖКХ, в сферах образования, социальной защиты населения и здравоохранения. Есть над чем работать…

— Можно вас понять так, что надо уделять внимание только проблематике полноты исполнения субсидий?

— Нет, конечно. Я убежден и неплохо разбираюсь в том, что требуется значительно больше внимания уделять не только проблемам полноты исполнения субсидий, но их целевой основе, своевременности поступлений, приоритетности распределения от федерального центра и внутри республики. В бюджетной практике России и РСО-Алания тоже длительное время наблюдается определенная бесконтрольность в формировании и использовании всех видов субсидий. Такая практика вредна, нежелательна и наносит «удары» по бюджетным отношениям. Не следует также поддерживать сферу социальной защиты населения субсидиями все время, используя критерий, во многом политизированный, первоочередности социальных расходов бюджетов и их значимости удовлетворения именно субсидиями, но при этом формализовывать такой подход. Подчеркну еще раз, что речь идет о том, что, когда социальные расходы бесконтрольно расширяются по видам (скоро названий статей не будет хватать), по формам исполнения и т. д., но очень часто нет полной ясности в их обоснованности, целесообразности и действенности, тогда ждите отрицательных результатов. Разумеется, плох и тот вариант, когда нет средств, но в бюджетах планируются расширенно социальные расходы. В моем понимании зарплата для бюджетников — экономическая категория, но она и социальна в той мере, о которой я говорил выше. Если это так, тогда как можно планировать рост заработной платы бюджетникам  — учителям, врачам и т. д. — при отсутствии средств на эти цели.

— Нох Хасанбиевич, вы сейчас затронули, на мой взгляд, исключительно важную проблему реализующихся бюджетных отношений. Скажите, приходите ли вы, в том числе как доктор экономических наук, профессор, депутат парламента, к выводу, что сфера социальной практики развивается, мягко говоря, неправильно, деформировано и в ней многое несправедливо, а может, и коррумпировано?

— Относительно коррумпированности не буду уходить в сторону, это не мой стиль, но и отрицать не стану. В этой проблематике необходимо владеть материалами не по одному-двум фактам… Неправильностей, деформированностей в изобилии даже на поверхности. Давайте на минуточку задумаемся над тем, что происходит в сфере здравоохранения: лекарства разнокачественные, лечебными вопросами масса людей недовольна, сформировалась платная медицина, оправданность которой по расчетной обоснованности до конца неясна, в ней много вопросов другого характера (недопустимо, когда «бесплатную» превращают в платную) и т. д. Масса проблемных вопросов в сфере пенсионной обеспеченности, социальных льгот больным, инвалидам, многодетным семьям и т. д.
И в законодательстве, и в практическом исполнении требований действующих законов много разночтений, непонятностей, а порой необоснованных подходов к решаемым задачам. Приведу пример. На заседании парламента республики 28 января 2016 года мы приняли Закон «О дополнительных мерах социальной поддержки участников и инвалидов Великой Отечественной войны в Республике Северная Осетия-Алания». Как вам известно, я выступал по проекту этого Закона — кстати, поддерживая его в целом  — в связи с внесенными поправками депутатов. Но на что я тогда обратил внимание. Речь в проекте Закона шла о социальной поддержке этой категории по проведению капитального ремонта жилых помещений, в которых проживают лица указанной категории, являясь их собственниками. В проекте Закона было записано, что дополнительные меры социальной поддержки предоставляются в форме субсидий и далее с указанием, что на цели капитального ремонта. Моя позиция определилась так, что надо было бы отразить, что субсидии выделяются и используются для полного возмещения расходов, направленных на капитальный ремонт. Тем самым, естественно, мною ставился вопрос об обеспечении полных гарантий в указанном законе для участников и инвалидов Великой Отечественной войны. К сожалению, замечу, что мы, законодатели, часто до таких тонкостей не доходим, хотя надо бы…
И еще. Например, меня смутило и применение самого понятия «социальная поддержка по проведению капитального ремонта». Поддержку можно истолковать по-разному: выделили 50 тысяч рублей и поддержали, к тому же не всю сумму использовали. Гарантии полной капитальной отремонтированности — это другое дело, и такую позицию, на мой взгляд, надо было включить в закон. К тому же гарантии необходимо обеспечивать «не отдельным категориям ветеранов и инвалидов Великой Отечественной войны», а всем им. Эти люди заслужили к себе почтение, уважение и внимание всех нас…

— Предвосхищая множество обсуждений в парламенте республики бюджетных проблем — а вы по ним часто выступаете, отстаиваете свое мнение, — хочу задать еще один вопрос об оптимизационных процессах бюджетных расходов. Иногда создается впечатление, что такие методы оптимизации легко воспринимаются и реализовываются. Это, видимо, выгодно «рулящим» эти вопросы, но не прогрессу в развитии бюджетных отношений. По вашему мнению, я прав или ошибаюсь в вопросе постановки такой проблемы?

— У меня нет сомнений, что оптимизация бюджетных расходов в нашей республике является системной экономической и финансовой задачей. Ее практическое осуществление, как я подчеркивал, идет не в нужном направлении. Незатрудненность осуществления оптимизации для руководителей — это феномен, характеризующий нынешнее состояние управления всей социально-экономической жизнью. Часто мероприятивная активность становится преобладающей формой управления целыми регионами, министерствами, большими и малыми трудовыми коллективами. Это плохо и неприемлемо, последствия не могут быть положительными. 
По существу вопроса могу еще добавить следующее. При оптимизации бюджетных расходов их сокращение не является самоцелью. Но она может касаться достигнутого уровня расходов с одновременным осмысливанием тех новых возможностей, которые появляются для использования не направленных в каких-то старых направлениях средств. В самом акте решения о сокращении расходов, занятых людей важны следующие позиции: вопросы об изменениях в количественном и качественном аспектах; учет места и значимости вновь появившихся расходов; учет положительных и отрицательных тенденций по уровню их достижения за прошлый период; особая важность, актуальность оказания бюджетных услуг инвалидам, больным и т. д.; выявление ненадобности и нецелесообразности расходов; учет тех расходов, которые осуществлялись в целях структурных изменений в экономике, но не сразу обеспечивали эффект. Отмечу также, что часто нет достаточных знаний того, как насыщены потребности в тех или других бюджетных услугах. Все эти направления реальные, но их содержательная оценка будет разная в зависимости от динамики роста бюджетных доходов или их снижения. 
Проблематика оптимизации, а еще шире и бюджетного регулирования, не ограничивается расходной оптимизацией. Считаю важным систематическое осмысление задач обеспечения бюджетной эффективности в целом. Нельзя бюджеты загружать и перегружать. Такая практика наблюдается и у нас в республике, но она уводит бюджеты от их реальной экономической основы. В бюджетах надо отражать реальные доходы и расходы, добиваться согласованности с налоговой политикой, механизмами, которые создают обеспечение поступающих доходов. Я уже говорил, что вредно создавать для бюджетов ошибочные побудительные мотивы для потребителей бюджетных средств. И наконец, бюджетные решения необходимо доводить до потребителей бюджетных средств в прозрачной и понятной форме. Здесь свое положительное влияние могут оказывать и средства массовой информации.

— Нох Хасанбиевич, благодарю за интервью, за подробное объяснение многих сложных вопросов и задач экономического развития.

Беседовал Петр САФРОНОВ

"Пульс Осетии"

Категория: Экономика | Просмотров: 405 | Добавил: Admin | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: