Северная Осетия-2015: антидепрессанты от Агузарова - 13 Января 2016 - ИРОН ПОСТ - Осетинский информационно-аналитический сайт
Вторник, 28.03.2017, 16:50
Главная Регистрация RSS
Приветствую Вас, Гость
Меню сайта
Наш опрос
Вы удовлетворены своим уровнем доходов (заработная плата, прибыль от бизнеса, другое)?
Всего ответов: 230
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » 2016 » Январь » 13 » Северная Осетия-2015: антидепрессанты от Агузарова
21:35
Северная Осетия-2015: антидепрессанты от Агузарова

Наследство, доставшееся Агузарову от Мамсурова, в двух словах можно охарактеризовать как «денег нет».

Традиционный обзор главных событий уходящего года в регионах СКФО КАВПОЛИТ начинает с Северной Осетии, где в 2015 году произошла настоящая перезагрузка региональной власти. Новый глава республики Тамерлан Агузаров смог быстро собрать собственную команду с опорой на выходцев из местного бизнеса, но им еще предстоит доказать свою способность вывести Северную Осетию из хронической депрессии. 

Неожиданная ставка

Интрига, связанная с именем преемника Таймураза Мамсурова, возглавлявшего Северную Осетию с 2005 года, сохранялась до последних дней его пребывания на посту. Мамсуров не раз говорил, что не планирует идти на третий срок, поэтому на протяжении довольно долгого периода политологи и журналисты упражнялись в прогнозах, составляя длинные хит-парады возможных претендентов (впрочем, обсуждался и вариант третьего срока для Мамсурова).

Однако имя нового главы Северной Осетии не угадал никто: появление фигуры Тамерлана Агузарова, депутата Госдумы, а до этого председателя Верховного суда республики, стало полной неожиданностью практически для всех наблюдателей.

- Москва на Северном Кавказе стремится выступать в роли демиурга действительности и, назначая на должности глав регионов неожиданных людей, подает совершенно ясный сигнал: это мы главные в этой игре, здесь мы принимаем ключевые решения, а не внутриэлитные группы, общественность, журналисты или «слухмейкеры», - пояснял КАВПОЛИТу логику назначения Агузарова политолог Сергей Маркедонов. - По такому же принципу назначались главы и в других республиках СКФО, и Москва постоянно напоминает о своей ведущей роли на Кавказе.

Между тем в назначении Тамерлана Агузарова прослеживается и ряд других мотивов, которыми руководствовался федеральный центр. Прежде всего, Агузаров изначально позиционировался как внепартийный кандидат.

Это имело принципиальную значимость для Северной Осетии, где на протяжении нескольких последних лет разворачивался острый конфликт между «Единой Россией» и «Патриотами России» во главе с бывшим депутатом Госдумы, знаменитым борцом Арсеном Фадзаевым.

Несмотря на то что Агузаров представлял в Госдуме именно «Единую Россию», в парламент он попал в конце 2011 года по квоте Общероссийского народного фронта. А первое сообщение о его планах возглавить Северную Осетию сопровождалось информацией о том, что кандидатуру Агузарова намерены поддержать КПРФ и «Патриоты».

В конечном итоге, так и произошло - фигура Тамерлана Агузарова оппозицию вполне устроила. «Мы были в оппозиции к Таймуразу Мамсурову, потому что видели, к чему он ведет нашу республику. А здесь за короткий срок Агузаров многое успел сделать», - заявил незадолго до голосования по его кандидатуре в парламенте Северной Осетии депутат Виталий Чельдиев, представляющий «Патриотов России».

Весьма удачной оказалась и кандидатура бизнесмена Вячеслава Битарова, основателя группы компаний «Бавария», предложенная Тамерланом Агузаровым на должность главы правительства республики.

«Это единственный человек, который сегодня устраивает всех. Мы его поддерживаем и всячески будем ему помогать. Жители республики знают, что он сможет показать себя на такой ответственной должности. Я думаю, что Тамерлан Кимович попал в десятку», - прокомментировал это решение Арсен Фадзаев.

В то же время было бы неверно ограничивать сюжет с появлением Тамерлана Агузарова в новом амплуа только борьбой внутри элиты.

Хотя прямые выборы главы в Северной Осетии отсутствуют, Агузаров изначально позиционировался именно как человек, перед которым поставлена задача восстановить приемлемый уровень доверия между властью и гражданами.

В этом качестве новый глава Северной Осетии уже смог зарекомендовать себя с лучшей стороны в скандальной истории с жителем Владикавказа Владимиром Цкаевым, который 30 октября был задержан полицейскими, избит в отделении и затем скончался в больнице.

На следующий день после этого инцидента родственники погибшего организовали стихийный митинг у стен правительства республики, и вышедший к ним Тамерлан Агузаров пообещал, что виновные будут наказаны.

Спустя непродолжительное время расследование гибели Владимира Цкаева взял на себя СК РФ, в отношении подозреваемых полицейских были возбуждены уголовные дела, в настоящее время они находятся под арестом.

А в декабре стало известно о том, что министр внутренних дел Северной Осетии Артур Ахметханов, занимавший свой пост с 2008 года, написал заявление об отставке, сейчас обязанности главы МВД временно исполняет его заместитель Эльбрус Рамонов. 

Тотальная ревизия

Наследство, доставшееся Тамерлану Агузарову от Таймураза Мамсурова, в целом можно описать двумя словами: «Денег нет». В первые же дни в новой должности Агузарову пришлось столкнуться с хронической нехваткой средств для исполнения бюджетных обязательств, а главное - с отсутствием внятных источников пополнения казны за счет налогов.

Впервые при новом главе плачевные цифры открыто прозвучали на заседании парламента Северной Осетии в конце июня. Оказалось, что в 2014 году региональный бюджет был исполнен по доходам и расходам лишь на 90%, а предполагавшийся рост доходов на 4,5% съела высокая инфляция.

При этом долги республики достигли 10 млрд рублей, приблизившись к размеру доходной частью бюджета Северной Осетии. «Ситуация действительно тяжелая. Денег в бюджете нет», - констатировал Тамерлан Агузаров.

В то же время за несколько месяцев пребывания у власти Тамерлан Агузаров неоднократно подчеркивал, что в Северной Осетии достаточно внутренних ресурсов для развития, но они до сих пор не задействованы. В частности, новый глава Северной Осетии не раз намекал, что в республике неудовлетворительно ведется работа по сбору налогов. 

В качестве примера на одном из заседаний Агузаров привел рынки Владикавказа, от которых в бюджет поступают мизерные суммы:

«Все хозяева рынков - это наши с вами коллеги. Ни одного обычного гражданина я не встречал, кто бы был хозяином рынка. Поэтому давайте с себя начинать», - призвал он бизнесменов к ответственности перед государством.

Досталось от Агузарова и отдельным «латифундистам» - за сверхдоходы от сдачи земель в субаренду при том, что главы муниципальных администраций не в состоянии собирать с них плату за пользование землей.

При этом новый руководитель республики обратил внимание на неэффективное землепользование: значительная часть сельхозземель в республике отданы под выращивание кукурузы - сырья для производства спирта.

«Пора избавляться от прикрепившегося к нам имиджа "кукурузной республики", - заявил Агузаров на одном из совещаний по развитию АПК. - Севооборот из года в год нарушается. Так не должно быть! Почему главы районов, распределяющие земли, не спрашивают с арендаторов - что они выращивают, кроме кукурузы? Где овощи, фрукты? Почему у нас нет ни одного нормального овощехранилища и фруктохранилища? Почему не развивается садоводство?»

Недовольство Агузарова вызвало и состояние дел в сфере госзакупок - новый глава республики сразу обратил внимание, что здесь также заложены значительные резервы экономии бюджетных средств.

О масштабе текущих проблем говорит такой факт: по итогам 2014 года Контрольно-счетная палата Северной Осетии выявила нарушения бухучета по ремонту лечебных учреждений на 509 млн рублей из проверенных 1,5 млрд рублей, то есть с нарушениями была освоена ровно треть средств.

Влетело от Тамерлана Агузарова и нерадивым муниципальным главам, причем именно они оказались первыми по списку. Всего через несколько дней после назначения Агузарова врио главы Северной Осетии в его родном Алагирском районе произошло массовое отравление жителей питьевой водой, и этот инцидент стал для нового руководителя республики первой возможностью продемонстрировать свой стиль.

Глава района Артур Бараков и министр здравоохранения Владимир Селиванов после скандала в Алагире сразу же подали в отставку, а Тамерлан Агузаров пообещал, что провинившимся муниципалам спуску не будет и дальше:

«Главы районов у нас, к сожалению, стали удельными князьками, они не хотят ни за что отвечать. Спрос с них будет самый жесткий».

Вся королевская рать

 

Для преодоления хронической депрессии, в которой экономика Северной Осетии пребывает уже не первый год, Тамерлан Агузаров сразу же привлек в свою команду состоявшихся местных бизнесменов.

Решение вполне очевидное, но по нынешним временам весьма нетривиальное - после ряда неудачных экспериментов с походом бизнеса во власть на Северном Кавказе предприниматели в последние годы не особо стремились к административным должностям. 

Между тем от ряда соседних республик СКФО Северная Осетия отличается тем, что здесь давно сложилась довольно многочисленная группа предпринимателей, которые смогли построить эффективный бизнес самостоятельно, без какого-либо серьезного административного ресурса.

В качестве примеров таких предприятий можно привести ту же группу компаний «Бавария» (производство пива, ресторанный бизнес, семеноводство), холодинг «Мастер-Прайм. Березка» (выращивание крупного рогатого скота и производство молочных продуктов), сельхозкооператив «Де-Густо», мебельную фабрику «Рокос», владикавказский технологический центр «Баспик» и ряд других.

Одна из главных проблем этих предприятий при Таймуразе Мамсурове заключалась в том, что им было крайне сложно найти общий язык с руководством республики - даже в том случае, если их владельцы были формально вхожи во власть в качестве, к примеру, депутатов регионального парламента или гордумы Владикавказа.

При должном уровне внимания властей еще в прошлом десятилетии многие из осетинских компаний могли стать заметными игроками на уровне Северного Кавказа и даже России в целом, но пока они остаются на уровне в лучшем случае среднего, а то и малого бизнеса.

К тому же за десять лет пребывания у власти Таймураза Мамсурова в экономике Северной Оетии были фактически утрачены целые крупные сегменты, в первую очередь производство алкоголя. Крупнейший местный производитель - завод «Исток» - был обанкрочен, а ряд других предприятий столкнулись с невозможностью продления лицензий.

Тяжелые утраты понесла и финансовая сфера - со скандалом ушли с рынка два крупнейших банка республики, Банк развития региона и Диг-Банк. А главный мегапроект, на который делалась ставка предыдущей командой, горнолыжный курорт Мамисон, быстро вошел в стадию долгостроя.

Поэтому к концу правления Мамсурова вопрос об эффективности использования экономического потенциала Северной Осетии оказался в повестке дальнейшего развития республики наиболее злободневным.

Разрыв между этим потенциалом и реальным положением дел в последние годы стал слишком уж очевидным и угрожающим. В исследовании социально-экономического развития регионов России по итогам 2014 года агентства «РИА Рейтинг» Северная Осетия заняла всего лишь 77 место, пропустив вперед Чечню, Адыгею и Кабардино-Балкарию.

В этом неприглядном контексте карт-бланш предпринимателям со стороны Тамерлана Агузарова выглядит долгожданным жестом серьезного доверия бизнесу со стороны власти. Ответный шаг со стороны призванных во власть предпринимателей не заставил себя ждать.

«Так как мы договорились работать честно, хочу затронуть неприятный вопрос, - заявил Вячеслав Битаров депутатам парламента республики. - Если у кого-то есть фирмы или интересы по закупкам, обращайтесь в управление по закупкам. Меня прошу не беспокоить этими вопросами. Я ими заниматься не буду. Может, до сих пор было принято так делать в этом кабинете, но сейчас я не буду распределять тендеры».

Помимо Вячеслава Битарова, в новый состав правительства Северной Осетии вошли еще несколько известных представителей местного бизнеса.

Пост министра сельского хозяйства получила Рима Дзицоева, ранее возглавлявшая СПК «Де-Густо», под ее руководством компания при поддержке Корпорации развития Северного Кавказа начала крупный инвестпроект строительства современного фруктохранилища общей стоимостью 438,5 млн рублей.

Определенную квоту мест в правительстве получили выходцы из алкогольного бизнеса. В частности, одним из вице-премьеров в кабинете Вячеслава Битарова был назначен Вячеслав Джанаев - ранее совладелец крупного игрока на алкогольном рынке СКФО, компании «Винтрест-7».

А министром строительства и архитектуры Северной Осетии стал Русланбек Икаев, бывший генеральный директор и совладелец компании-производителя алкоголя ООО «Роро», а также председатель совета директоров ГК «Корпорация Регионстрой», одного из ведущих застройщиков Владикавказа.

Еще один заметный представитель бизнеса в команде Тамерлана Агузарова - бывший руководитель ряда энергокомпаний Северной Осетии Борис Албегов, который сначала был назначен министром промышленной и транспортной политики, а затем переместился в кресло врио главы администрации Владикавказа.

Предыдущий сити-менеджер столицы Сергей Дзантиев, человек из команды Таймураза Мамсурова, находился в состоянии постоянного конфликта с главой горсобрания - еще одним прославленным борцом Махарбеком Хадарцевым - и после смены власти в республике предпочел добровольно уйти в отставку.

 

Наконец, команда Тамерлана Агузарова получила серьезный ресурс поддержки на федеральном уровне после того, как Таймураз Мамсуров занял кресло сенатора, а его предшественник Олег Хацаев, которого не раз называли наиболее вероятным преемником Мамсурова, переместился в министерство по делам Северного Кавказа. Теперь он в должности замминистра теперь курирует взаимодействие этого ведомства с федеральными органами власти. 

 

www.vipstav.ru

Источник: Osradio.ru

Категория: Политика | Просмотров: 551 | Добавил: Admin | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: