СЕВЕРО-ОСЕТИНСКИЙ РАЗЛОМ Кадровая революция в номенклатурном «заповеднике» - 2 Марта 2016 - ИРОН ПОСТ - Осетинский информационно-аналитический сайт
Вторник, 21.02.2017, 05:50
Главная Регистрация RSS
Приветствую Вас, Гость
Меню сайта
Наш опрос
В какой отрасли бы Вы создали свой бизнес в РСО-Алания?
Всего ответов: 176
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » 2016 » Март » 2 » СЕВЕРО-ОСЕТИНСКИЙ РАЗЛОМ Кадровая революция в номенклатурном «заповеднике»
09:35
СЕВЕРО-ОСЕТИНСКИЙ РАЗЛОМ Кадровая революция в номенклатурном «заповеднике»

Недавно скончавшийся глава Северной Осетии Тамерлан Агузаров за несколько отведенных ему месяцев смог отодвинуть от власти группу своего предшественника Таймураза Мамсурова и передать «чрезвычайные полномочия» в управлении регионом местному бизнесу.

 

До середины прошлого года Северная Осетия оставалась одним из немногих регионов России, где за четверть века со времен распада СССР власть контролировали выходцы из советской номенклатуры. Но после назначения главой республики депутата Госдумы Тамерлана Агузарова элитный расклад в республике изменился принципиально: новый руководитель успел сформировать команду управленцев, в которой ключевые позиции заняли известные предприниматели. После внезапной смерти Агузарова временно исполняющим обязанности главы назначен председатель регионального правительства Вячеслав Битаров, успешный и популярный бизнесмен, но ему еще предстоит преодолеть серьезное сопротивление других групп осетинской элиты.
 

СЕКРЕТЫ ПОЛИТИЧЕСКИХ ДОЛГОЖИТЕЛЕЙ

На фоне других республик Северного Кавказа, где за последние четверть века к власти приходили самые разноплановые политические силы, Северная Осетия всегда выглядела островком номенклатурной стабильности. Первый постсоветский глава республики Ахсарбек Галазов еще в годы хрущевской «оттепели» стал министром образования Северо-Осетинской АССР, затем почти 15 лет возглавлял местный госуниверситет. В 1990 году он возглавил Верховный Совет СО АССР, а спустя четыре года был избран президентом республики, которая теперь носила название Северная Осетия-Алания (РСОА). Его преемник Александр Дзасохов в советские годы был послом в Сирии, первым секретарем Северо-Осетинского обкома КПСС и даже членом Политбюро ЦК КПСС последнего «разлива». А Таймураз Мамсуров, который возглавлял Северную Осетию с 2005 по 2015 годы, начинал номенклатурную карьеру в комсомольских органах, затем успешно встроившись в структуры новой власти (был председателем правительства и спикером парламента республики).

Второй срок Мамсурова, начавшийся в 2010 году, характеризовался углубляющимся расколом политической элиты Северной Осетии по мере того, как социально-экономическая ситуация в республике приобретала черты системного кризиса. Впервые этот раскол открыто проявился осенью 2012 года в ходе выборов очередного созыва регионального парламента, когда главным соперником «Единой России» стала партия «Патриоты России» во главе с прославленным борцом вольного стиля, олимпийским чемпионом Сеула Арсеном Фадзаевым.

Непосредственным поводом выступить против единороссов для Фадзаев был личный конфликт с Таймуразом Мамсуровым. В 2011 году глава республики фактически заблокировал его кандидатуру в списке партии власти на выборах в Госдуму, где Фадзаев проработал два срока. Но если бы в Северной Осетии к тому времени не накопилось достаточного уровня протестных настроений, «Патриоты» даже при наличии такого харизматичного и узнаваемого лидера, как Фадзаев, едва ли смогли бы составить «Единой России» серьезную конкуренцию. Нельзя сказать, что единороссы на выборах в парламент республики потерпели сокрушительное поражение, но им не удалось набрать даже простое большинство – всего 46,3% голосов. «Патриоты» тогда смогли собрать 26,6%, КПРФ – 10,5%, «Справедливая Россия» - 5,1%.

 

Правда, в связи с особенностями распределения мандатов единороссы все равно получили в новом созыве парламенте большую часть мест – 52; «Патриотам» досталось 15 кресел, коммунистам – 5, «Справедливой России» - 4. Но успех на парламентских выборах дал Арсену Фадзаеву основание заявить о себе как о главном альтернативном претенденте на пост нового главы Северной Осетии.

 



Со своей стороны, Таймураз Мамсуров на протяжении второго срока неоднократно заявлял, что на третий не претендует, однако, вопреки регулярно появлявшимся слухам о его досрочной отставке, федеральный центр дал главе Северной Осетии доработать до конца. И лишь за несколько дней до истечения полномочийМамсурова стало известно, что его преемником станет депутат Госдумы Тамерлан Агузаров, до этого возглавлявший Верховный Суд Северной Осетии. Именно он председательствовал на процессе Нурпаши Кулаева – единственного, по официальной версии, оставшегося в живых участника нападения террористов на город Беслан в сентябре 2004 года – трагического события, разделившего историю Северной Осетии на «до» и «после».

В назначении Таймураза Мамсурова главой республики в 2005 году хорошо прослеживался бесланский «след»: в момент теракта двое его детей оказались в числе заложников, а на предложение экс-президента Ингушетии Руслана Аушева вывести их из школы Мамсуров ответил отказом. Это обстоятельство резко повысило его моральный авторитет среди соотечественников и в дальнейшем способствовало политическому «долгожительству», несмотря на отсутствие явных успехов в экономике.

В известном рейтинге эффективности глав российских регионов Фонда развития гражданского общества Таймураз Мамсуров сразу же прописался в «хвосте», однако снимать его раньше срока в Кремле не торопились. Не исключено, что федеральный центр просто не хотел искусственно создавать в республике чрезвычайную ситуацию со сменой власти, что автоматически набивало козыри «несистемному» Арсену Фадзаеву, а кроме того, важную роль мог сыграть геополитический фактор.

Дело в том, что еще с момента конфликта в Южной Осетии в августе 2008 года именно Таймураз Мамсуров воспринимался в Москве как фигура, представляющая весь осетинский народ, подтверждением чего стало его назначение в марте 2012 года специальным представителем президента России в Южной Осетии.

К тому же на фоне соседних республик Северного Кавказа Северная Осетия, где отсутствует разветвленное исламистское бандподполье, при Мамсурове выглядела чуть ли не оазисом спокойствия: за десятилетие после Беслана здесь произошло только два теракта с большим количеством жертв – взрывы на рынке Владикавказа в 2008 и 2010 годах. Кроме того, главе Северной Осетии удалось существенно продвинуться по пути нормализации отношений с соседней Ингушетией после назначения главой этой республики Юнус-Бека Евкурова.
 

ТЯЖЕЛОЕ НАСЛЕДСТВО ЭПОХИ МАМСУРОВА

Однако в социально-экономическом разрезе второй срок Таймураза Мамсурова принес Северной Осетии серию провалов и скандальных сюжетов. Сначала республика лишилась самой «хлебной» отрасли своей экономики – производства алкоголя, которое приносило в региональный бюджет существенные доходы (для сравнения, если в 2007 году в бюджет Северной Осетии поступило 830 млн рублей акцизов, то за первое полугодие 2014 года – всего 31 млн). Согласно расхожей версии, владельцам ряда региональных предприятий отрасли было в добровольно-принудительном порядке предложено войти в структуру государственного холдинга ОАО «Росспиртпром», а после того, как они отказались это сделать, Росалкогольрегулирование просто не продлило им лицензии на производство алкоголя. А вслед за спиртовыми и водочными заводами «легли на бок» их смежники – производители тары, транспортные компании и т.д.

В весьма непростой ситуации оказалось и крупнейшее промышленное предприятие Северной Осетии – владикавказский завод «Электроцинк», входящий в структуру Уральской горно-металлургической компании (УГМК) миллиардера Искандера Махмудова. После того, как осенью 2009 года на заводе произошел сбой оборудования и весь Владикавказ на несколько часов окутало выбросом пара, против «Электроцинка» стартовала масштабная общественная кампания с требованием закрыть завод, являющийся не только крупнейшим работодателем Северной Осетии, но и крупнейшим инвестором в республике.

По данным УГМК, только с 2004 по 2012 годы в модернизацию предприятия, в том числе в экологические программы, было вложено порядка 12 млрд рублей, а также уральские металлурги собирались инвестировать в Северной Осетии в непрофильные проекты – строительство крупного цементного производства в Алагирском районе и горнолыжный курорт Мамисон. Однако руководство республики так и не смогло достичь компромисса с экологическими активистами, а у «Электроцинка» началась серия убыточных годов. В результате предприятие значительно снизило объем перечислений в бюджет республики, а планы по строительству цемзавода и курорта так и остались на бумаге.

Еще одним слабым звеном оказалась банковская сфера Северной Осетии, в которой было представлено несколько заметных местных игроков, имевших хорошие связи с руководством республики. Ключевым банком с осетинской пропиской был Банк развития региона, где обслуживались многие государственные и муниципальные счета, через него выдавались пенсии и социальные пособия. При этом считалось, что у банка имеется надежная «крыша», поскольку у его истоков стоял Сергей Такоев, при Таймуразе Мамсурове глава правительства РСОА. Но в сентябре 2013 года Банк развития региона сначала прекратил выдачу вкладов гражданам, а затем был лишен лицензии в связи с утратой собственного капитала. Председатель правления банка Сергей Доев был обвинен в хищении порядка 1,3 млрд рублей, но отделался «вегетарианским» сроком – 3,5 года в колонии общего режима.

Еще более скандальной оказалась история с крахом другого заметного игрока финансового рынка Северной Осетии – Диг-Банка, который лишился лицензии в июне 2014 года. В ходе расследования обстоятельств его краха быстро выяснилось, что руководство банка принимало деньги у населения, не проводя их по кассе, - в результате в республике появилась небольшая «армия» обманутых вкладчиков: более 1700 человек на общую сумму 868 млн рублей. К решению их проблем руководство Северной Осетии подключилось только после того, как граждане стали устраивать несанкционированные митинги возле дома правительства.

Но наиболее остро симптомы кризиса, в который Северная Осетия погрузилась при Мамсурове, проявились в бюджетной сфере. По данным Минфина РФ, за второй срок Мамсурова, госдолг республики вырос с 4 до 9 млрд рублей, при этом дефицит регионального бюджета на начало 2015 года составил 1,776 млн рублей.

 «Мы не просто банкроты, мы еще хуже», - констатировал в одном из выступлений в парламенте Северной Осетии депутат Станислав Кесаев

 

«ЗВЕЗДЫ» ЭКСПЕРТНЫХ «ХИТ-ПАРАДОВ»

Несмотря на крайне негативный информационный фон, имя преемника Таймураза Мамсурова держалось в тайне до последнего, что провоцировало многочисленные прогнозы аналитиков. И хотя ни один из этих прогнозов не подтвердился, поскольку имя Тамерлана Агузарова в данных «хит-парадах» попросту не фигурировало, анализ прошлогодних прогнозов дает вполне обстоятельное представление о различных группах осетинской элиты, борющихся за власть в республике.

Прежде всего, это силовики, влияние которых в Северной Осетии невозможно переоценить. Еще с времен Российской империи осетины занимают значительное место в офицерской элите вооруженных сил, а сейчас республика буквально напичкана всевозможными силовыми структурами (включая штаб 58-й армии, одного из ключевых соединений в ходе двух чеченских войн и конфликта в Южной Осетии).

Среди их представителей в качестве возможных претендентов на пост главы РСОА год назад назывались две фигуры: заместитель министра обороны РФ Руслан Цаликов, весьма близкий к министру Сергею Шойгу, и бывший начальник Оперативно-координационного управления ФСБ по Северному Кавказу Таймураз Калоев, ныне работающий в одной из структур МИДа. Очередной «хит-парад» претендентов, незамедлительно появившийся после смерти Тамерлана Агузарова, содержал имя еще одного влиятельного силовика - заместителя командующего войсками Центрального военного округа Хасана Калоева.

 

Вторая группа претендентов на осетинский «престол» объединяла ряд уроженцев Северной Осетии, которые давно перебрались в Москву, где заняли высокие административные посты, но при этом сохраняли связи в родной республике.

Среди них наиболее заметна фигура нынешнего заместителя министра по делам Северного Кавказа, а до этого представителя исполнительного органа власти Северной Осетии в Совете Федерации Олега Хацаева, которого чаще всего называли возможным преемником Таймураза Мамсурова. Политическая карьера Хацаева, выходца из вузовских кругов, началась при втором президенте республике Александре Дзасохове, когда он сначала стал депутатом регионального парламента, а затем был назначен первым вице-премьером правительства РСОА. Однако после теракта в Беслане отставка Дзасохова была лишь вопросом времени, а вскоре после него свой пост в правительстве покинул и Олег Хацаев, переместившийся в кресло ректора Северо-Осетинского госуниверситета.

О своих властных амбициях он вновь напомнил в 2010 году, когда был выдвинут в качестве спарринг-партнера Таймураза Мамсурова на выборах главы Северной Осетии, после чего Хацаеву был предложен пост сенатора. В этом качестве он проработал пять лет, а когда после отставки уже сам Мамсуров переместился в Совет Федерации, Олег Хацаев перешел на работу в Минкавказа, где курирует взаимодействие этого ведомства с федеральными органами власти. Это весьма влиятельная позиция, учитывая то, что планы экономического развития СКФО, которые переданы в ведение министерства Льва Кузнецова, в значительной степени зависят от поддержки со стороны федеральных структур.

Прошлогодняя смена главы Северной Осетии быстро продемонстрировала, что в новой властной конфигурации Олег Хацаев является весьма влиятельной фигурой. Например, его человеком в правительстве РСОА считается вице-премьер Алан Огоев, один из немногих представителей команды Таймураза Мамсурова, которым при Тамерлане Агузарове удалось пойти на повышение. Еще в 2010 году Хацаев хотел оставить Огоева своим преемником в республиканском университете, но эта комбинация не удалась, и Огоев занял пост регионального министра образования, а в прошлом году, уже после смены власти, был назначен зампредом правительства РСОА.

После смерти Тамерлана Агузарова Олега Хацаева вновь стали называть одним из ключевых претендентов на пост главы Северной Осетии, однако в обновленном списке соискателей появился еще один влиятельный «столичный» осетин – депутат Госдумы Зураб Макиев. Его карьерная траектория весьма замысловата: начиналась она в 2000 году в новообразованном полпредстве президента в ЮФО, далее Макиев работал в Министерстве юстиции РФ, откуда переместился в правительство Костромской области, а затем вновь работал в Москве – заместителем руководителя секретариата первого вице-премьера Игоря Шувалова. В конце 2012 года в карьере Макиева происходит новый поворот – он становится первым вице-премьером Северной Осетии и полномочным представителем республики при президенте РФ, и уже с этой должности в октябре 2014 года переходит в Госдуму.

Произошло это после того, как действующий депутат от Северной Осетии, еще один знаменитый борец-вольник Махарбек Хадарцев возглавил городское собрание Владикавказа и сложил свои полномочия в Госдуме. Незадолго до этого Хадарцева пришлось «бросить в прорыв» в ситуации, когда «Единая Россия» не могла собрать команду на предстоящие выборы депутатов горсобрания, в связи с чем возникла реальная угроза победы «Патриотов». Роль «паровоза», который может вытянуть весь список партии власти, была предложена хорошо узнаваемому Хадарцеву, который, вопреки ожиданиям, не вернулся в Госдуму, а остался на малой родине, заняв явно не столь статусную в административной иерархии должность. Причем на посту главы собрания депутатов Владикавказа Хадарцев почти сразу ввязался в конфликт с главой администрации Сергеем Дзантиевым (человеком из команды Мамсурова), который вскоре после назначения Тамерлана Агузарова был вынужден досрочно сложить полномочия.

Переход депутатского мандата к Зурабу Макиеву некоторые комментаторы связывали с высоким лоббистским потенциалом его отца Гайоза Макиева, руководителя федерального управления автодорог по Северному Кавказу (ныне возглавляет ставропольский филиал Главгосэкспертизы). Первую попытку пройти в Госдуму Зураб Макиев предпринял еще в 2011 году, заняв третье место по результатам праймериз Общероссийского народного фронта в Северной Осетии вслед за Таймуразом Мамсуровым и Тамерланом Агузаровым (на тот момент – председателем Верховного суда республики). Однако столь высокое место мало кому не известного 35-летнего чиновника из Москвы вызвало настоящее возмущение сторонников Арсена Фадзаева, который уже тогда присматривался к посту главы республики, но получил по итогам праймериз всего лишь шестую позицию, что позволило оттеснить его от проходной части списка «Единой России». В результате по списку в Думу тогда прошли Агузаров и Хадарцев, занявший на праймериз четвертое место, Макиев оказался в резерве единороссов, а Фадзаев ушел в оппозицию.

 

НЕТИПИЧНАЯ КОМАНДА

Несмотря на то, что Тамерлан Агузаров пробыл во главе Северной Осетии всего несколько месяцев, элитные расклады годичной давности в значительной степени остались в прошлом, поскольку Агузаров за очень короткий срок смог проделать масштабную кадровую ротацию, приведя во власть совершенно новых людей. С именем безвременно ушедшего главы в осетинском обществе сегодня связаны надежды на долгожданные перемены, поэтому объективно инициатива сейчас не у «партии реванша», а у команды Агузарова, которая к тому же за столь короткий период еще не успела «наломать дров».

Костяк этой команды составляет группа бизнесменов, хорошо известных в республике. Пост главы правительства Северной Осетии Тамерлан Агузаров доверилВячеславу Битарову, основателю группы компаний «Бавария», в которую входят одноименный пивзавод, несколько ресторанов, транспортная компания, а такжеБитаров успешно занимался таким «заброшенным» направлением АПК, как семеноводство. Это популярная и хорошо узнаваемая в Северной Осетии фигура – по итогам 2014 года региональное интернет-издание Gradus.pro признало Вячеслава Битарова «человеком года». Став премьер-министром, Битаров сразу же занялся инвентаризацией скудных ресурсов, особый акцент сделав на прозрачности проведения госзакупок. Именно он после смерти Тамерлана Агузарова в соответствии с конституцией Северной Осетии стал временно исполнять обязанности главы, а 29 февраля Вячеслав Битаров получил предложение возглавить республику от президента Владимира Путина.

В числе других известных предпринимателей из команды Тамерлана Агузарова – министр сельского хозяйства Римма Дзицоева, ранее руководившая сельхозпредприятием СПК «Де-Густо»; министр архитектуры и строительства Руслан Икаев, занимавшийся водочным и строительным бизнесом; министр промышленности и торговли Анатолий Марзакулов, долгое время возглавлявший московскую мебельную компанию «Контамэкс»; министр экономики Олег Гулуев – в недавнем прошлом управляющий Владикавказским филиалом банка ВТБ24; новый глава администрации Владикавказа Борис Албегов, представитель известной деловой династии и т.д.

Со стороны Тамерлана Агузарова такой карт-бланш бизнесу был весьма нетривиальным, но в то же время рискованным шагом, если вспомнить, чем заканчивались предыдущие аналогичные эксперименты в других республиках Северного Кавказа.

 

В Адыгее, например, экс-президент республики, золотопромышленник Хазрет Совмен в середине прошлого десятилетия просто не справился с управлением и был вынужден досрочно сложить полномочия, а в Кабардино-Балкарии против ее экс-главы, бизнесмена Арсена Канокова вел жесткую борьбу его оппонент, полицейский генерал Юрий Коков, который в итоге и возглавил эту республику.


  Подобные истории едва ли способствовали большому желанию кавказского бизнеса напрямую идти во власть, однако в Осетии предприниматели охотно откликнулись на призыв Тамерлана Агузарова, в чем не последнюю роль могла сыграть его безупречная репутация. Этот же фактор явно способствовал и снижению градуса внутриэлитного конфликта в республике: кандидатура Тамерлана Агузарова нашла поддержку даже у «Патриотов России», а это означало, что Арсен Фадзаевфактически прекращает борьбу за пост главы региона.

В первые же дни в новой должности Тамерлан Агузаров напомнил и об еще одной значимой группе осетинской элиты – уроженцах республики, которые сделали успешную деловую карьеру за ее пределами. Фигурой номер один здесь, безусловно, является Таймураз Боллоев, основатель пивоваренной компании «Балтика», который после выхода из этого бизнеса развивает крупный текстильный холдинг «БТК», активно скупающий предприятия легпрома в регионах России. Кроме того, один из проектов Боллоева весной 2015 года стартовал в Южной Осетии, но попытка начать производство в Северной Осетии уперлась в отсутствие подходящих площадей.

С похожей проблемой на протяжении ряда лет сталкиваются и крупные инвестпроекты в сфере АПК: в республике просто нет достаточного количества свободных земель, например, для развития кормовой базы животноводства. В одном из выступлений еще в статусе врио главы Северной Осетии Тамерлан Агузаров указал на причину этого: пригодные земли используются под выращивание кукурузы, которая затем перерабатываются на спирт, при этом арендная плата за них не вносится годами. В связи с этим перед правительством республики была поставлена задача начать инвентаризацию земель, но хватит ли у нового главы Северной Осетии политической воли довести ее до конца, пока не известно.

Непростой для новой команды окажется и задача защиты интересов бизнеса. Это наглядно продемонстрировала попытка правительства Северной Осетии утвердить существенно сниженные энерготарифы для юридических лиц, что незамедлительно вызвало резкую реакцию сетевиков – ПАО «МРСК Северного Кавказа», которое в ответ заявило о перспективах массовых сокращений в своем северо-осетинском филиале. Не следует забывать и о столь значимом для Осетии силовом факторе: если покойный Тамерлан Агузаров был выходцем из правоохранительной иерархии, то его преемник Вячеслав Битаров – человек из совершенно другой среды, и как сложатся его отношения с силовиками, пока можно только гадать. Наконец, нельзя сбрасывать со счетом и «партию реванша», учитывая то, сколько чиновников высокого ранга остались без работы после «кадровой революции», проведенной Тамерланом Агузаровым. Иными словами, перед его преемником сейчас стоят задачи едва ли не более сложные, чем перед покойным главой Северной Осетии.


 

 

Николай Проценко,

руководитель спецпроектов портала «Кавказская Политика»,

в 2010-2015 годах заместитель главного редактора журнала «Эксперт ЮГ».

zampolit.com

Категория: Политика | Просмотров: 491 | Добавил: Admin | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 4
4  
Очень интересно .

3  
Автор - профи! Какой подробный и точный анализ, выводы!

2  
Объективно, четко  и интересно!

1  
Агузаров профессионалом в своей профессии, поэтому его трудно было обмануть силовикам, а Битаров не посмеет даже заставить возбудить хоть одно дело по факту коррупций против ушедшей власти, как это смело это делал Агузаров.....Бизнесмен договаривается и делится ...... И этим все сказанно потому что он нбизнесмен и этим все сказанно.Чувствуется что мы придёт туда откуда еле вырвались,если к власти  в Осетии не придёт силовик или не связанный с Мамсуровской командой человек.... У парламента достаточно времени  чтобы об этом подумать прежде чем  голосовать за  одного из трёх представленных президентом .............Народ тоже своё скажет , так как к Путину с самого первого дня нашей обшей трагедии, продолжают поступать письма жителе республики.... С.

Имя *:
Email *:
Код *: