Среда, 17.01.2018, 03:59
Главная Регистрация RSS
Приветствую Вас, Гость
Меню сайта
Наш опрос
Северная Осетия – многонациональный регион РФ. Как вы считаете, тот факт, что в Осетии живут люд
Всего ответов: 144
Статистика

Онлайн всего: 8
Гостей: 8
Пользователей: 0
Главная » 2013 » Март » 13 » Таймураз Боллоев: «Желаний и идей было много»
12:21
Таймураз Боллоев: «Желаний и идей было много»
Таймураз Боллоев редко общается с журналистами. «Балтика», Олимпстрой, «Боллоев-центр» – об успехах нашего знаменитого земляка мы узнаем из коротких сообщений в федеральной деловой прессе, да еще благодаря его непрерывной связи с малой родиной – с земляками, с родными, друзьями. Собственно, идея интервью так и появилась – захотелось услышать историю успеха Боллоева из первых рук.
Вопросов было много, а времени у Таймураза Казбековича мало: час во Владикавказе по дороге из Пятигорска в Хазнидон. За этот час он успел пройтись по всем помещениям достраивающейся на проспекте Мира гостиницы, оценить качество работ, проверить выполнение своих поручений, решить несколько текущих проблем и ответить на мои вопросы за первой чашкой чая, выпитой в ресторане нового отеля.

– Владикавказский проспект для любого жителя города – это не просто центральная улица. Это сердце нашего города, которое бьется в унисон с сердцем любого горожанина. И все чаще в последнее время новые собственники культовых зданий старого Владикавказа вызывают негодование простых горожан своим небрежным отношением к историческому центру. За строительством новой гостиницы мы наблюдали с опаской. И выдохнули с облегчением, только увидев, что новичок вписался в проспект идеально. Теперь прекрасным образцом современного строительства в историческом центре города можно назвать не только BolloevCenter в Санкт-Петербурге, но и Александровский отель во Владикавказе.

– Над внешним дизайном здания работали несколько групп архитекторов из Москвы и Санкт-Петербурга. Им была поставлена приоритетная задача – вписать здание в архитектурную концепцию города. Для этого была сделана панорамная схема всех соседних домов, долго обсуждались различные варианты архитектурных решений. Сама история возникновения гостиницы достаточно прагматична. Первоначально мы приобрели здание на открытых торгах (кстати, желающих купить его было немало, и победил тот, кто дал большую цену), чтобы сделать детский магазин, сохранив привычную многим поколениям владикавказцев привязку к «Детскому миру». Но глава республики Таймураз Мамсуров предложил нам построить гостиницу высокого класса. Проект был фактически готов под магазин, но мы решились все переиграть и переделать.

– Практически напротив «Александровского» одновременно с началом строительства начата реставрация дома, который уже называют в народе «гергиевским». Можно ли говорить, что осетинские питерцы прокладывают первую туристическую тропинку? Люксовая гостиница рядом с будущим Центром искусств Фостера, здесь же достопримечательность, которой может позавидовать любая мировая столица, – дом Валерия Гергиева?

– С Валерием Абисаловичем дружим много лет и какие-то шаги делаем, согласовывая друг с другом, но в этом случае такого плана не было. Строительство гостиницы такого уровня считаю для города и республики позитивным моментом, это один из многих штрихов, который должен формировать новый образ нашего региона. В отеле 30 номеров, почти половина – класса люкс, а остальные – на 4–5 этаже – стандартные номера более доступного уровня. Мебель для «стандартов» по спецзаказу изготавливали сербы, для «люксов» – итальянцы. К сожалению, строители нас подвели со сроками, по несколько раз приходилось менять подрядчиков, поэтому открываем гостиницу позже, чем рассчитывали. Что касается бизнес-результата, то это убыточный проект. Гостиница с таким количеством номеров люкс не сможет быть окупаемой во Владикавказе, а средства вложены немалые, даже по меркам Москвы и Петербурга.

Рабочих мест создано около 50. Из Петербурга приглашен шеф-повар, управляющая – осетинка из Москвы, которую я уговорил переехать. Они занимаются набором кадров.

– Фактически это подарок городу?

– Выходит, так. Это не инвестиционный проект, это полностью частное строительство. Особенность «Александровского» в том, что здесь деньги не будут зарабатываться, они здесь будут тратиться, гостиница себя окупить не сможет, ведь если мы поставим ценовую планку, которая бы обеспечила ее содержание, то никто туда не пойдет, потому что она слишком
высока. Но мы хотим, чтобы здесь был отель люксового уровня. Куда можно повести гостя, как не в лучшую комнату в доме? Так же и здесь – во Владикавказе появилось еще одно место, где будут останавливаться гости республики.

– Если уж мы заговорили о «подарках» республике… Не хотите Осетии подарить современный аграрный комплекс, такой, какой создали в Краснодаре?

– Когда-то у меня была идея построить в республике завод, но не получилось, так же как не получилось построить и птицефабрику – здесь сложно обстоит дело с пониманием ведения бизнеса. Строительство гостиницы тоже не обошлось без эксцессов: на нас подали в суд, причем без проверки проекта. Депутаты парламента написали в прокуратуру заявление о том, что мы портим архитектуру проспекта. В конечном итоге вопрос был снят, потому что мы никогда не начинаем новый проект без полного пакета документации. Тем не менее состоялось два заседания суда. Для меня это отношение было странным. В Хабаровске, к примеру, где мы построили завод за 18 месяцев с нуля в поле, строительство курировало все правительство Хабаровска, потому что было понимание – проект будет налогоплательщиком номер один в регионе, мы получили там «зеленый свет». Очень хочется, чтобы и в нашей республике подход к таким вопросам изменился. Невозможно по любому поводу обращаться к главе, расстраивать его. Понимание экономических и социальных приоритетов должно быть на всех уровнях исполнительной власти. А желаний и идей было очень много.

– Чем республика могла бы заинтересовать крупных инвесторов? Северная Осетия хотя бы теоретически интересна как объект для инвестиций?

– Проблема инвестиционной привлекательности связана с вопросами безопасности. Когда в Ростове мы строили пивоваренный завод, то приехали европейцы, открыли карты и испугались – так ведь рядом же Чечня! Это характерно не только для Осетии, а для всего Кавказа. Здесь зона рискованная, очень много проблем, но пытаться все равно нужно. Строительство Мамисона, интерес к горнолыжным направлениям во всем мире может стать необходимым толчком, особенно учитывая наши достопримечательности, наши горные места. Но от разговоров надо переходить к делу. А мы очень любим лишь давать друг другу советы. Мамисон – отличная идея. Но еще раньше Мамисона мог бы появиться сервис в Цее. Я был в Испании в одной деревне. Вся деревня – ресторан, обслуживание на высоком уровне, они рады каждому посетителю.

– Ваше мнение об экономическом развитии Южной Осетии? Она может стать успешным экономическим проектом?

– Безусловно, народ там трудолюбивый. Я очень хорошо отношусь к южанам, работал с ними в горах. Они за неделю сделали комплекс, которые другие брались делать за 2 месяца. Совершенно очевидно, что сельское хозяйство может иметь там большую отдачу, очень перспективен в плане продаж рынок минеральных вод, лучших, чем Боржоми. Но формирование подхода ко всему этому идет очень медленно.

– Сельское хозяйство, туризм, поставки минеральной воды – все это просто невозможно в регионе с неблагоприятной, мягко говоря, экологической ситуацией. Что думаете о проблеме «Электроцинка»?

– Завод «Электроцинк» – это большая беда. Мой брат 18 лет проработал там, и он инвалид. Это одна большая беда, и не надо никого ни в чем убеждать. Привозят откуда-то руду и перерабатывают здесь. Производство вредное. Почему не перерабатывают сырье там, откуда его везут? Я живу в Петербурге, и очень часто туда наши люди обращаются за медпомощью, в основном с проблемой злокачественных образований. Это не металлургическое производство влияет? Ответ очевиден. Мотивировать необходимость существования завода количеством рабочих мест неправильно. Такое же число рабочих мест можно было создать в других направлениях. Экологически чистое производство должно быть важнее всего, а это требует огромных вложений. Под моим началом было построено много заводов, во всем, что касается выбросов, был жесточайший контроль. Одни очистные сооружения в Ростове стоили 4 млн долларов, мы их приобретали в Швейцарии. Точно так же в Самаре и Туле нас заставили действовать, чтобы не было вредного воздействия на окружающую среду. Почему здесь позволяется такое? Это неправильно. Если кто-то убеждает людей в том, что все хорошо, то почему эти люди сами рядом с «Электроцинком» не живут? Кто-то, видимо, имеет свой корыстный интерес, и я еще другому удивляюсь – как это наши соседи спокойно к этому относятся? На них же это тоже распространяется.

– Вы можете позволить себе называть вещи своими именами, потому что состоялись профессионально и финансово в масштабах страны. Как это удалось простому сельскому парню из учительской семьи?

– Я не просто сельский, я горский парень. Учился в Хазнидоне, техникум заканчивал при сельхозинституте, потом была армия, был завод «Победит» – работал там электромонтером. После этого уехал в Москву, окончил пищевой институт, и с 80-го года в Петербурге. Ступень служебную никогда не перескакивал, прошел все этапы – от грузчика до начальника. У меня была очень хорошая профессия, редкая. Пивовар для осетина – это родное. У шотландцев – виски, у оренбуржцев – пуховые платки, у осетин – пиво. Где бы я ни работал – при нынешних рыночных условиях, при советской власти – у нас никогда не было двойной бухгалтерии, зарплат в конвертах, серых схем, зарубежных счетов и нарушений закона. У нас никогда не требовали взяток, мы работали в 47 регионах, и все знали, что «Балтика» работает на прозрачных условиях. Именно поэтому с нами работали и зарубежные компании, потому что прозрачность – это залог надежности будущего. Те, кто говорят, что начальный капитал зарабатывается только криминальным путем, врут! У нас есть совершенно другие примеры, можно работать, не нарушая законов. Правда, надо заставлять себя работать.

Не хочу читать морали – когда мораль читают молодежи, она вызывает только раздражение. Поэтому не разговорами, а примерами надо воспитывать молодежь. Девиз по жизни у моего младшего сына, которому скоро исполнится 7 лет, «надо работать, даром ничего не будет». Молодежь у нас трудолюбивая, они смогут вывести себя на высокий уровень, я верю в нашу молодежь. Примеры для подражания у них есть, один из них – Валерий Гергиев. И других примеров немало.

– Не могу не спросить о вашем несбывшемся президентстве. Это один из наших любимых политических слухов. Воспользуюсь возможностью из первых рук узнать, имел ли он под собой какие-то основания.

– Не буду скрывать, мне поступало такое предложение – возглавить регион. Но это дело прошлое. Нужно понимать, что ты собираешься делать на любой позиции. Просто хотеть быть «начальником» неправильно. Любая должность – огромное хозяйство со своими минусами и плюсами. Если человек из минусов может сделать плюсы, то можно идти на должность. Знаю, что за короткое время можно сделать очень многое, как сделали в Турции, Китае, арабских странах. Точно так же и здесь.



Мадина САГЕЕВА

Gradus.Рro
Категория: Общество | Просмотров: 1011 | Добавил: Admin | Рейтинг: 4.0/5
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: