Среда, 17.01.2018, 02:03
Главная Регистрация RSS
Приветствую Вас, Гость
Меню сайта
Наш опрос
В какой отрасли бы Вы создали свой бизнес в РСО-Алания?
Всего ответов: 176
Статистика

Онлайн всего: 6
Гостей: 6
Пользователей: 0
Главная » 2015 » Июль » 27 » Впервые в шахтерском поселке
23:29
Впервые в шахтерском поселке

Василий Наскидаев

Это было в середине ХХ века, а точнее в 1957 году, когда меня, 22-летнего лейтенанта милиции, перевели на работу из Коста-Хетагуровского РОВД в распоряжение Алагирского РОВД СОАССР. 
В Алагирском РОВД подполковник Леков сказал мне: «Парень, ты слишком молод, но, может быть, справишься в таком тревожном поселке, с населением в одиннадцать тысяч человек. Правда, здесь очень часто меняются участковые уполномоченные, не выдерживают темп жизни. Часто происходят драки между шахтерами, но попробуй, может, у тебя получится». Так Леков отправил меня в Садонское поселковое отделение милиции к старшему лейтенанту Фидарову Роману Сергеевичу.
На попутных грузовых машинах я добрался до места назначения. Мой непосредственный начальник, Роман Сергеевич Фидаров, оказался очень приятным молодым человеком. Разговор состоялся доброжелательный. Роман Сергеевич сказал: «Ты молодой, энергичный, участок тяжелый, часто бывают случаи хулиганства с поножовщиной. Попробуем. Мы тебе поможем. Те, кто работал до тебя, сживались с нарушителями, выпивали с ними и т. д. А так работать нельзя».
Утром 2 июля мы поехали в Верхний Згид. Как я узнал позже, поселок делился на несколько районов. В «Центральном» находилась контора рудника, там же отдел геологии, маркшейдерский, бухгалтерия, касса, партком, профсоюз, столовая, которая работала круглосуточно (ведь шахты работали в три смены), промтоварный и продуктовый магазины, сберкасса, средняя школа, детсад, почта, хлебопекарня. В «Восточном» районе располагались двухэтажные дома для шахтеров, двухэтажный клуб с хорошим зрительным залом, библиотекой, но его построили уже в 60-е годы. Никаких развлечений для молодежи и шахтеров не было, кроме одного буфета и кино по вечерам в старом здании. Был еще район с интересным названием «Нахаловка». А назывался он так потому, что, когда строили этот район, люди самовольно захватывали дома по мере их готовности.
В присутствии Фидарова я принял участок: мне был передан служебный пистолет «ТТ» и три патрона. Никаких подписей сдачи и приема, никаких кабинетов… Так я стал участковым уполномоченным участка, которым меня пугали: дескать, не выдержишь и трех месяцев. Забегая вперед, скажу: я проработал в Згиде, на удивление другим, десять лет! Выдержал! 
Первый инцидент произошел во дворе парткабинета. Сюда собирались со всего поселка люди разных возрастов и национальностей потанцевать. Танцевали по очереди разные танцы. Рядом со мной стояли два милиционера — мои помощники: Арахов — кабардинец, бывший шахтер, и Кодзаев, тоже бывший шахтер. Я их спрашиваю: «Вы же говорили, что здесь каждый раз драки бывают во время танцев?» Они мне ответили: «Подождите, вот скоро аванс получат, тогда и увидите!» Только мы закончили говорить, как люди разбежались кто куда, а около забора трое верзил кого-то избивают. Я один был в милицейской форме, быстро подошел к ним и крикнул: «Прекратите издеваться над человеком!» Меня не слышат, тогда я вытащил пистолет и выстрелил вверх, тогда они прекратили бить человека. Люди стоят и смотрят, чем же закончится этот инцидент… И вот ко мне подходит один из избивавших и кричит в мой адрес: «Ты кто такой здесь? Иди домой и там наводи порядок! Я сейчас тебе голову оторву!» Это был разъяренный, пьяный, более двух метров роста парень, а во мне 65 килограммов, даже до пояса ему не достаю, но я не испугался и говорю: «Если еще ближе ко мне подойдешь, то я тебя застрелю!» К счастью, стрелять в человека не пришлось… Кто-то громко позвал хулигана: «Эй ты, Цара! Ты что там к парню пристал? Иди со мной померяйся силой!» Этот человек был еще здоровее и выше Цара. А кто это был, я узнал позже. Бог смилостивился и не дал пролиться крови. Этот Цара, когда шел на меня, разорвал на себе рубашку, мол, я тебя так же разорву. Но все эти действия пресек человек, которому было не все равно. Им оказался Золоев Аркадий, работавший проходчиком горно-разведочной партии. Он спас Цара от смерти, а поселок от трагедии.
На следующий день мы познакомились с Аркадием. Это был рассудительный, порядочный человек, который никогда не проходил мимо нарушителей порядка. Этот человек спас меня от тюрьмы. Не окликни он тогда Цара, я бы выстрелил! Я по сей день благодарен Аркадию. 
На следующее утро все трое зашли ко мне и просили прощения за вчерашний инцидент, а тот, кого избивали — шахтер Пагаев, отказался писать заявление. Мол, меня никто не бил, сам упал и поцарапался. Одним словом, кое-как я собрал материал, и хулиганы, которые держали в страхе жителей Згида, были осуждены. 
Вот еще один эпизод, из-за которого я чуть не лишился работы в милиции. Как-то я зашел в клуб. В тот вечер в зале демонстрировался двухсерийный индийский фильм. Зал маленький, зрителей 200–250 человек, впереди на полу сидят дети. Одни из посетителей курят, другие окурки бросают в потолок. Я подошел к билетерше Зине, попросил остановить показ фильма. Получил отказ. Подошел к зав. клубом Владимиру Кайтмазову — опять отказ, мол, в зале руководство рудника, депутаты поселка. Я подошел к одному незнакомому мне мужчине и предложил ему не курить в зале, он засмеялся и нецензурно выразился в мой адрес, несмотря на то, что я был в форме милиционера. Рядом сидела его жена, которая сказала: «Что за порядки, покоя не дают!» Тогда я поднялся в кинобудку и предложил киномеханику Эльбрусу Агузарову включить свет в зале и не выключать его до тех пор, пока не закончу говорить. 
Я поднялся на маленькую сцену и обратился к зрителям: «Товарищи! Почему в зале курите? Ведь здесь женщины, дети, и вообще, нельзя курить в общественном месте». У людей терпения хватило ненадолго, но когда я сказал: «Я ваш новый участковый уполномоченный милиции, и отныне будем поддерживать порядок!» — что тут началось… В зале поднялся шум, гам, свист: «Убрать его со сцены!» Я опустил голову и вышел из клуба. Пошел к себе в кабинет, которым служила маленькая комната на третьем этаже общежития, бывшая кухня. Из мебели здесь были только стол и стул. Присел на стул и, опустив голову на стол, по-детски расплакался, слезы лились градом, там же и уснул. Наутро решил бежать из Згида, но тут же вспомнил, как мне говорили: «Будешь бежать ночью…» Нет, нет и нет! Я не буду бежать, буду бороться с несправедливостью! Ведь в клубе были руководители рудника, коммунисты, педагоги, депутаты. В чем дело? Кто их напугал? Взял лист-бланк о мелком хулиганстве и написал, что гражданин Суанов Владимир (его фамилию я узнал наутро) во время демонстрации фильма в клубе курил в присутствии детей и женщин. На замечание не курить в зале не реагировал, а, наоборот, оскорбил работника милиции и продолжал курить. 
Какой-то страх охватил жителей поселка — никто не хотел быть свидетелем, ведь Суанов был заведующим промтоварным магазином. Очень сложно было доставить его в Мизур. Тогда я решил позвонить на работу Суанову от имени своего начальника Фидарова и попросил его приехать в Садон. Он сразу же ответил, что едет. Я опередил Суанова, передав протокол Фидарову, и уехал обратно в Згид. Сержант привез Суанова в Мизур на суд. 
Судья Мазанов славился своей справедливостью и неподкупностью не только в районе, но даже по всей республике. Мазанов прочел протокол: «Гражданин курил в клубе, где были дети, женщины, некурящие граждане. На замечания работника милиции не среагировал, оскорблял его и продолжил курить. Вам десять суток ареста». Не ожидавший такого поворота событий Суанов возмутился: «Что?! За то, что оскорбил милиционера, десять суток?» «За пререкание с судьей вам еще пять суток!» — добавил Мазанов.
Когда в Згиде узнали, что Суанову дали пятнадцать суток, простые шахтеры не поверили, а руководство рудника возмущалось. Мне позвонили начальник рудника, главврач, начальник куста торговли и другие с претензией, почему, мол, посадил нашего лучшего друга. А я им ответил: «Если ваш друг нарушитель общественного порядка, тогда кто я вам, который наводит порядок?» Еще немного повозмущавшись, успокоились, как мне тогда показалось. 
Через пятнадцать суток в центре поселка мне встретился Суанов, подошел и говорит: «Товарищ лейтенант, я был не прав, простите. Отныне я буду законопослушным гражданином. Простили?» Я ответил: «Я с вами не ругался, все по закону, прощаю и верю!» «Прошу вас, — говорит Суанов, — в честь моего возвращения дома делают три пирога, вечером, прошу, приходите». Я ответил, что по возможности зайду. 
В тот же день встретился мне бывший одноклассник из Ставд-Дорта шахтер Юрий Цагараев, отличный друг, товарищ, спортсмен, он иногда помогал мне в работе. Я ему объяснил, что так, мол, и так, выручай, я не смогу пойти на званый ужин. На следующее утро я его опять встретил, и он рассказал все, что там было: «За столом присутствовало человек сорок или даже больше, на столе жирная баранина, выпивка, закуска — всего навалом. Произносили много разных тостов, и каждый заканчивал проклятиями в твой адрес. Решили, что надо сделать так, чтобы ты сам отсюда убрался».
И на самом деле, через месяц-два к нам в Згид приехала по сигналу с проверкой бригада в составе начальника милиции Лекова, Фидарова, представителей обкома комсомола, особой инспекции МВД СОАССР и др. Бумагу подписали 42 человека — те, кто сидел в тот званый вечер за столом. В своей жалобе они сообщали, что новый участковый, вместо того чтобы работать, сам нарушает порядок — напивается так, что не в состоянии бывает дойти самостоятельно до общежития. Уберите его, чтобы он не позорил звание милиционера. К сведению, я тогда даже осетинского пива не пил.
Проверяющие — высокопоставленные лица все проверили, но ничего не подтвердилось, а наоборот, жители поселка были довольны, что за короткое время был наведен порядок, прекратились драки и пьянки. Месяца через два после проверки мне присвоили звание старшего лейтенанта и наградили знаком «Отличник милиции МВД СССР»…
Конечно, один я не смог бы навести порядок в поселке и искоренить преступность, но были рядом со мной честные, порядочные люди. Это судья Мазанов, шахтер Аркадий Золоев, Юрий и Хазби Цагараевы, Виктор Калоев, Казбек Агузаров, Джамбот Гутиев, Таймураз Бурнацев, Гриша Гусалов, секретарь парткома Згидского рудника Иван Сердюков и другие.
Рудник выполнял план, построили хороший клуб в поселке, каток для детей, который назвали «Медео». Заработали спортивные секции. Одним словом, если захотеть, то порядок можно навести везде, всем миром.

Просмотров: 455 | Добавил: Admin | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: