Пятница, 19.01.2018, 14:20
Главная Регистрация RSS
Приветствую Вас, Гость
Меню сайта
Наш опрос
Что будет происходить с ценами на основные продукты, товары и услуги в ближайший месяц?
Всего ответов: 192
Статистика

Онлайн всего: 4
Гостей: 4
Пользователей: 0
Главная » 2014 » Декабрь » 30 » Дети Гермеса
11:44
Дети Гермеса
 
Вы хорошо знаете мифологию Древней Греции и Древнего Рима? Помните Гермеса? Не забыли Меркурия? А, собственно, ведь это одно и то же лицо. Сын самого Зевса. Хитрый, ловкий, удачливый, умеющий договариваться, получать прибыль. Обычно он изображался в дорожной шляпе и с крылатыми сандалиями. Постоянно в деле, все время в пути… Как Бог торговли и рынков, защищал купцов. С ним связывали всегда называемые его именем новые находки — гермайоны. Успешно ищущий выход из любого положения, Гермес (Меркурий) считался очень смышленым и красноречивым. Чувствуете, как все сходится? Да, прозорливым человеком был великий Гомер, воспевший в своей «Илиаде» Гермеса, тут ничего не скажешь…
«Викалина»… Целый городок со своим уставом, законами, жителями, гостями… Столько страстей, историй, судеб… Одним словом, вот он — рынок глазами рядового покупателя.
Вещевые павильоны, ангары, уличная торговля, цепь оптовых складов, музыкант, много лет сидящий по центральному проходу, монастырские «сестры», бойко торгующие освященными сувенирами, свечами, иконами; продуктовые лотки, палатки, ряды, где, казалось бы, найдешь все на свете, начиная от наперстка и ниток и кончая дорогущей шубой или дубленкой, начиная от грибов любого сорта и приготовления и кончая сосисками и колбасой любого производства и копчения. И на всей огромной территории люди, такие разные — жующие и пьющие, присматривающие, покупающие нужное и ненужное, шумно торгующиеся с продавцами и бездумно бросающиеся деньгами, получающие море удовольствий от самого присутствия здесь и спешащие как можно быстрее сделать свои покупки и покинуть место, где все по-своему любопытно и странно, закономерно и разбросанно, экзотично и примитивно… Да, именно вот так — все сразу… В одном. Кто-то из шопингоманов находит от прогулки по бесконечным викалиновским рядам особое удовольствие, «ловит кайф», для кого-то посещение этого места — суровая необходимость, а кто-то приходит сюда так просто — из любопытства и пустоты… И еще кругом — буквально со всех сторон — машины, машины, машины… Из наших сел, из Кабарды, Ингушетии и Чечни, даже из Дагестана и Ставрополья. Два дня в неделю, в выходные, наш Владикавказ заметно редеет — люди едут сюда, на окраину, на рынок. И каждый — за чем-то своим…
Почему-то вспоминается обросший легендами старинный московский Хитров рынок, навсегда вошедший в историю литературы. Сколько же с его обитателей написано образов героев интересных произведений! Вряд ли забудется горьковское «На дне»… А походы туда К. С. Станиславского со всей труппой МХАТа, а дядюшка Гиляй — писатель Владимир Гиляровский… Что ж, Хитров был поистине кладезем людских судеб, характеров, зрелищ, диалогов, откровений, жаргона, смеха, злобы, унижений, наконец, чьего-то немереного счастья и отчаянных страданий. Да, собственно, и на «Викалине» так же. Здесь есть и своя аристократия, и свои изгои. Нужно только приглядеться. Но больше все-таки разношерстной обыкновенной торгующей братии — разноязычной, разновозрастной, обладающей в большей или меньшей степени талантом «зазывал», везучих и не очень, умеющих «крутиться» и «лохов»… Все такие разные…
В этот раз я пришла на рынок в ненастный день. По экстренной необходимости. Покупателей было совсем немного. Незанятые, скучающие продавцы собирались кучками, чтобы не замерзать в ангарах в гордом одиночестве, а хотя бы, коротая время, просто пообщаться. Иду между рядами, наполненными, если не приглядываться, множеством товаров, похожих один на другой как близнецы-братья. Волей-неволей до меня доносятся обрывки разговоров хозяев этого вещевого царства. Да, здесь действительно своя жизнь: «жрецов торговли» обносят напитками, газетами с кроссвордами, сканвордами, чайнвордами… Тут и там что-то решают, разгадывают… Наверное, именно здесь самые благодарные читатели «желтой прессы»… Прислушиваюсь. Кто-то громко обсуждает судьбу подскочившей валюты и многострадального рубля, кто-то никак не может вспомнить самую крупную реку Южной Африки, кто-то сетует на нашу слабую медицину, на отсутствие толковой диагностики, еще кто-то устраивает настоящий диспут о проблемах «расшалившегося» ЖКХ и обо всем, что иже с ним… А еще кто-то уже строит планы на лето, кажущееся сейчас таким далеким. 
Одна из групп заставляет остановиться: профессиональные термины, грамотная речь, явная эрудиция, даже какое-то волнение (да, не просто выплескиваемое возмущение) за то, что происходит рядом. Сразу понимаю: это коллеги-педагоги. Кого-кого, а уж своего брата могу отличить от других за версту. Наш разговор сразу попадает в нужную мне струю.
Тамара:
— А что вы хотите? Здесь знаете сколько таких, как мы… Нужно кормить детей, помогать родителям. В конце концов и себе позволить что-нибудь... существенное. Ведь никогда ничего не имела. Не ишачить же в школе за копейки. Тем более в наши дни. Вот подумайте сами, при том, что сейчас засилие компьютеров, которые нужно осваивать, при наплевательском отношении основной массы детей к занятиям, при ЕГЭ, который в любом случае требует натаскивания, и еще при всем при этом — засилие бумаг… А дома трое студентов… Могу ли я даже в мыслях держать такую роскошь, как «зов души», «призвание»… Это, знаете ли, удел фанатиков, но я, к счастью, не из них… У мужа работа сезонная. Да и здоровьем не блещет. Так что мне выбирать не приходится. Тяну свой возок. Отовариваюсь в «Горячке» (Горячеводске), а потом жду с моря погоды… Продам — не продам… Вы думаете, здесь все идет?! Да таких, как я, смотрите сколько… И каждый чего-то ждет, на что-то надеется…
Фариза:
— Да мы, как видите, и не в головных ангарах. Там, может, все по-другому… Иные товары, иные цены. И выручка в разы выше. А тут бы на каждодневные нужды заработать… Если хотите убедиться — вот сделаешь за день 500 рублей — радуешься… А что еще остается? Да если бы так всегда… Тут еще аренда… И не только это. Стоять здесь в холоде тоже, знаете, не мед. Но куда идти? Работы нормальной нет. Я географ. Учеников для репетиторства днем с огнем не найдешь. В школе… копейки. Так что действительно Тома права, выхода нет. Выбора нет. Сюда, точно, бросила жизнь. Вначале я стеснялась, а сейчас как-то все по боку — надо же хоть как-то выплывать… Иначе совсем загнешься.
Зарема:
— А у меня мама болеет. Вы цены на лекарства знаете? Один врач назначает то, другой — это… Третий выкапывает вообще что-то заоблачное… Попробуйте угнаться за всем… А ведь цепляешься за соломинку, чтобы только вытащить своего больного. Тут уж все средства хороши. А вы спрашиваете, почему я на рынке… Ведь на учительские 10–12 тысяч ноги протянешь…
Эмма:
— Я езжу в Москву за товаром. Или даже напрямую в Иваново. Постельное белье… Сначала оно вроде как-то шло… Сейчас вот хуже… То ли у людей денег нет, то ли интерес к красивому приглушился… Пропал, значит. Не знаю… Мне бы, может, и хотелось вернутся к учительской работе, но разве угонишься за своими учениками… Помню, я в одной и той же юбке года четыре проходила, так от снисходительных взглядов родителей, что из «новых», в землю проваливалась… Не выдержала. Надоело такое унижение. Вот и ушла. И теперь не сахар, но хоть что-то… Да и работаешь на себя… Хотя бы не так обидно. Но… школу я любила.
Белла:
— Вот вы говорите «учителя»… Я в Турцию мотаюсь. Туда-сюда. Устаю, конечно. Но дети мои, знаю, и сыты, и одеты нормально. Хоть это греет. У них все как у всех. А что вы думаете, здесь приятно встречать прежних учеников?.. И кое-чьи ухмылки видеть?.. Но вот перешагнула же. Правда, стараюсь что-то читать. За чем-то еще слежу… Ну, конечно, это от случая к случаю. В общем, с профессией покончено. Навсегда.
А в другом ряду Алина. Бывший учитель английского языка. Большой стаж работы. Пенсия мизерная. Ушла из школы еще несколько лет назад — по выслуге. Быстро сориентировалась. Двинулась в реализаторы. Хозяйка попалась практичная. Быстро поняла, что Алина достаточно коммуникабельная, не алчная, честная, да еще и со знанием языка. Стала брать ее с собой за границу — отовариваться. И вот он, результат: теперь Алина — партнер Инессы по бизнесу, почти равноправный. И, как я поняла, здесь, на этом поприще, ей куда комфортнее, чем в школе, на стезе, где ежедневно, по ее словам, «такая рутина»: бесконечные уроки, отчеты, планы, безденежье. И отдача мизерная. Разве что репетиторство… Так приходила домой — с ног валилась. Что ж, может, и правда… Человек не сразу, но нашел себя. Принимает заказы, дает вещи в рассрочку, входит в чье-то положение, делает скидки — своего рода и менеджер, и ростовщик, и психолог… В одном лице. А может, так и надо, каждому свое…
Экономисты, инженеры, медики, бухгалтеры, воспитатели, рабочие вчерашних заводов, фабрик. Пенсионеры разных лет и уровней. Вот одна из них — Эльвира. Торгует брюками. Выходит на работу не только в выходные, но и в будние дни. Сразу улавливается какая-то особая четкость в формулировках, умение показать товар лицом… Когда я поинтересовалась ее профессией, с гордостью ответила, что она доктор наук, раньше работала в самой высшей инстанции — советником у одного из первых лиц. Но пенсии, хоть она и чиновничья, не хватает. Родных нет. Помочь некому. Подступает немощная старость. Пора задуматься о том дне, когда уже не сможет заботиться о себе сама, то есть нужно откладывать что-то на завтра. «Пока еще есть хоть какая-то сила, постою здесь. Товар ходовой. Но я реализатор. Так что доходов особых нет, — вздыхает Эльвира. — И все-таки держусь, как за спасательный круг…»
Да, многие здесь, на «Викалине», работают за копейки. Женя, например, торговать не обучена. Все время в минусе. Пришлось уйти. До сих пор расплачивается с хозяйкой. Наверное, придется брать для этого кредит… Но ведь и его отдавать как-то нужно… Альбина — реализатор. Каждые субботу и воскресенье возит с собой сюда, на рынок, двоих детей-дошкольников. Дома оставлять не с кем. А жить как-то надо…
Сергей — кандидат наук. Хочет построить дом. Пришлось оставить институт. Начал торговать посудой. Вначале что-то шло, сейчас на нуле: появилось море конкурентов. Наверное, придется все свернуть и искать что-то другое… А вдруг да получится… Надежда умирает последней…
Бывший экономист Надя смотрит на меня с недоумением.
— Почему я здесь? А куда податься? Завод разогнали, перспектив никаких. Попробовала себя в нянях. Нет! Весь день на это уходит. А результат — пшик… Да и силы не те. Сын недавно окончил институт. Устроиться по специальности некуда. Связей у нас нет. Вот и таксует на дедовом «Жигуленке». И никакого у парня будущего здесь… Я знаю. А ведь сколько лет его одна тянула. Теперь приходит — лица на нем нет. Хотел в Москву уехать. Почти все его друзья там. Зарабатывают. Но он меня оставить не хочет. Боится. Видит: со здоровьем не все в порядке… Так что…
А Лариса окончила институт в Питере. Прекрасный вуз! И на красный диплом… С работой сразу как-то не заладилось. Чтобы не сидеть дома, пошла на рынок. Думала, временно. Вначале работала на хозяина, сейчас открыла свое дело. Небольшое, но все же… И вот уже 30 лет торгового стажа. Конечно, хотелось бы совсем иного. Но уже притерпелась. Затянуло! Все идет по какому-то привычному сценарию. Сегодня поменять его она уже не в силах.
Нателла готовит людям, торгующим на рынке, еду. Ходит между рядами, предлагая свои услуги. И, как видно, не в убытке. Здесь и соус, и котлеты, и гарниры, и чай с лимоном. До «Викалины» работала в магазине. Но помещение выкупили. Продавцов разогнали. Добрые люди подсказали другое дело. Вот и переквалифицировалась. Но ничего, сейчас уже все нормально. И клиентов куча… Слава богу!
Олеся тоже предлагает торгующим свою помощь: она кладет деньги на телефон. Римма развозит продукты. На тележке куры, сыр, овощи, зелень, фрукты. Товары для дома. Как говорится, прямо с доставкой. Для многих, как выяснилось, не последнее дело — простое человеческое общение, чего (это абсолютно точно) так недостает многим из нас.
— А что я вижу, — рассказывает Фатима. — Сижу сурком всю неделю… А тут хоть рядом со своими «девочками»… Все кому-то нужна, кому-то интересна… 
Перед ней на прилавке привезенные все из той же «Горячки» незатейливые детские комбинезончики, рубашечки, колготки… Подходят к ее товару покупатели явно неплатежеспособные. Но хозяйка и этому рада.
— Берите, берите! Я еще уступлю! У меня недорого!
И кто-то действительно берет. У кого-то на «фирму» просто нет денег. Так, смотришь, и рождается обоюдная радость — и для продавца, и для покупателя.
Сколько судеб… в том числе и изломанных… Сколько цинизма. Почти не скрываемого. Сколько негатива… Сколько привычки. Сколько безысходности… Счастья… Меркантильности… Нетерпимости… Недоверия, богатства, отчаяния, терпения, надежд, торжества, горя…
И как хочется жить иначе. Быть уверенным в завтрашнем дне. Уважать нашу жизнь. Не быть обозленным на всех, и на себя в том числе. Чтобы не было обреченности. Чтобы быть спокойным за детей и стариков. Чтобы просто любить и ценить то, что рядом… Так, может, это все когда-нибудь будет?! А пока я смотрю на детей Гермеса. И думаю…

Валентина БЯЗЫРОВА, 
заслуженный учитель РФ

 

Категория: Общество | Просмотров: 555 | Добавил: Admin | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 1
1  
а, этот ослик ассоциируется с экономикой Осетии?

Имя *:
Email *:
Код *: